Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Шлах

Недельная глава "Тазриа-Мецора" (3 Ияра 5777)

О силе Торы


Знай, что две силы толкают нас, чтобы мы поднимались по перекладинам лестницы, «приставленной к земле, вершина которой достигает небес». Они заставляют нас взбираться вверх, поднимаясь к тому уровню, который сам по себе является целью нашего существования. Там, на том уровне, наш духовный образ творения становится тождественным Образу Творца. Разница между двумя толкающими силами заключается в том, что одна действует в области нашего сознания, а другая – управляет нами вне зависимости от нашего сознания, вне зависимости от нашего выбора, подталкивая нас «со спины». Эта вторая сила – страдания и испытания. А первая сила, лежащая в области нашего сознания и поднимающая нас вверх – это Тора и ее заповеди. Исполняя заповеди и занимаясь Торой, мы развиваем в себе очень быстро способность отличать дурное, то, что вредит, от хорошего, того, что приносит благо. Таким образом мы выигрываем дважды: во-первых, мы обретаем истинные знания, а во-вторых нам не нужно набирать опыт путем проб и очень болезненных ошибок, которые будут подталкивать нас сзади помимо нашего сознания и воли. Сила, толкающая нас помимо нашего сознания, измеряется силой боли и страданий, которая соответствует степени испорченности и зла внутри нас самих. 

Раби Йеуда аЛеви Ашлаг


Государство и Тора

Некоторые авторитеты еврейского религиозного мира относятся к государству Израиль, как к проблеме, не имеющей решения. С одной стороны – никуда не годится (с их точки зрения), так как является сугубо нерелигиозным, а с другой – оно уже состоявшийся факт, который невозможно ни отрицать, ни аннулировать, ни скрыть. Корень этой дилеммы в том, что религиозным авторитетам не была отведена руководящая роль в еврейском государстве. Они остались главами общин, влияние которых весьма ограничено. Будучи не удовлетворены создавшейся ситуацией, они убеждают своих приверженцев в том, что следует держаться в стороне от всего, что связано с государством Израиль, так как его возникновение противоречит Божественной воле. О таких людях сказал пророк Йешаяу: «Горе (тебе), ссорящийся с Создателем своим, (ты) черепок из черепков земных! Скажет ли глина создающему (изделия) из нее: Зачем ты делаешь (это)?» (45:9) Среди религиозных авторитетов, живших за границей, были даже такие, которые не захотели, не только репатриироваться, но даже посетить Израиль. Ведь они приехали бы как простые граждане или гости, а им хотелось бы, чтобы их сразу провозгласили главой правительства, или еще лучше – царем.
Но Моше не стал руководителем народа, прежде, чем убил египтянина, вошел к фараону, и рассек море. Его величие определяется тем, что он вел за собой и нес на своих плечах даже тех, кто сделал золотого тельца. Йеошуа, который умел держать в руках оружие и выводить за собой войско, стал преемником Моше и завоевал землю Израиля. Его поддерживали как колено Йеуды, уделявшее большое внимание изучению Торы, так и Реувена, занимавшееся скотоводством на восточном берегу Ярдена. Давид, прежде, чем возглавить народ, победил Гольята. Он определял цели и задачи для всех колен и вел их к построению Храма. Он и воевал в первых рядах, и был человеком, наделенным пророческим даром, и написал книгу Теилим, чтобы возвысить сыновей Израиля духовно. Хашмонаи, поднявшие восстание против сирийцев, стали царями Израиля. И напрасно говорят, что им следовало передать власть кому-то другому, а должность первосвященника сохранить за своей семьей. Невозможно посадить на престол человека, который не рисковал своей жизнью ради освящения имени Всевышнего, не повел за собой народ, не вдохновил его личным примером. Рав Авраам Ицхак а-коэн Кук писал: «Мы вглядываемся в первые поколения сыновей Израиля… те поколения, которые вели войны. Люди, жившие в те времена – гиганты духа. И мы смотрим на них с уважением и испытываем трепет перед их величием и святостью. Борьба за становление нации была святой войной за раскрытие своей внутренней сущности» (Орот Милхама, 2)
Никто никому никогда ничего не преподносил на блюдечке с голубой каемочкой. И об этом сказал поэт:
...И наступит покой. И багровое око
Небосвода померкнет в дыму,
И народ,
Всею грудью вздыхая глубоко,
В предвкушении близкого чуда замрет.
Он в сияньи луны простоит до восхода.
В радость, в боль облаченный,
И с первым лучом
Двое - девушка с юношей - выйдут к народу,
Мерным шагом ступая, к плечу плечом.
Молчаливо пройдут они длинной тропою,
Их одежда проста, башмаки тяжелы,
Их тела не отмыты от копоти боя,
Их глаза еще полны и молний и мглы.
Как устали они! Но чело их прекрасно
И росинками юности окроплено,
Подойдут и застынут вблизи... И неясно,
То ли живы они, то ль убиты давно.
И, волнуясь, народ спросит: "Кто вы?"
И хором
Скажут оба, в засохшей крови и пыли:
"Мы - то блюдо серебряное, на котором
Государство еврейское вам поднесли".
Скажут так и падут. Тень на лица их ляжет.
Остальное история, видно, доскажет...
Натан Альтерман
(Перевод Р.Морана)
Отказ от активного участия в жизни страны часто оправдывается тем, что необходимо всецело посвятить себя изучению традиции, передающейся с горы Синай. Но ни для кого не секрет, что без соблюдения заповедей невозможно достичь глубокого понимания Торы. Об этом сказал царь Давид: «Заповедь Всевышнего ясная – она просветляет глаза» (Теилим, 19:9). А тот, кто не исполняет важнейшее повеление Торы завоевывать землю Израиля и преобразовывать ее… разве он может понять глубины учения? Тот, кто не участвует в укреплении оборонной мощи страны и не берет в руки оружие… Такой человек стоит на крови ближнего своего. Разве он сможет разобраться в науке, которая раскрывается только тем, кто соблюдает заповеди? Если бы раби Акива остался в стороне, когда весь народ поднялся на борьбу против римской империи… Разве он был бы величайшим из учителей всех времен? Если бы раби Шимон бар Йохай не мечтал о восстановлении Храма, и не призывал людей не поддерживать ни в чем римлян (поэтому он был вынужден скрываться тринадцать лет в пещере)… Разве он стал бы человеком, который смог постичь тайный смысл Торы и передать свои знания следующим поколениям? Не следует забывать, что костры, которые зажигают в его честь в 33 день отсчета омера, символизируют не только свет Торы, но и пламя борьбы за независимость, и восстановление Храма.
Решить проблему, которую представляет собой государство Израиль для определенных кругов религиозного мира, очень просто: тот, кто считает себя духовным лидером, должен принять активное участие в жизни страны и посоветовать сделать то же самое своим ученикам. Служба в армии должна рассматриваться как исполнение важнейшей заповеди защищать жизни евреев и завоевывать и удерживать в своих руках землю Израиля. Рав Авраам Ицхак а-коэн Кук говорил: «Бог воинств – это Бог Всесильный Израиля, а воинство Израиля – это воинство Бога» (Орот, Израиль и его возрождение, 8). Военная форма и оружие должны вызывать гордость и чувство уважения, а не пренебрежительные замечания, мол Тора лучше защитит от врага, чем танки и самолеты. «Оружие – это украшение» - говорил раби Элиэзер о воинах Израиля (трактат «Шабат»). Молитва за воинов Израиля должна произноситься в каждой синагоге. Тот, кто сидит за субботним столом в спокойный тихий вечер в кругу семьи должен помнить о том, что кто-то мерзнет на посту, следит за радарами, дежурит возле самолетов и вертолетов. Участие в развитии экономики так же должно рассматриваться как святая обязанность еврея, стремящегося к укреплению государства и созданию Храма. Строительство, сельское хозяйство – разве это не святое дело? Разве это не относится к заповеди преобразовать землю Израиля и сделать ее плодородной и красивой? Из религиозных солдат и людей, приверженных Торе и укрепляющих страну и борющихся за утверждение справедливости в обществе, вырастут те, кто встанет во главе народа и поведет его за собой.
Но возникает вопрос: а как же святая Тора? Что будет с ней? Кто ее будет учить? Она только выиграет от активного участия мудрецов и их учеников в жизни страны и станет живой, проникающей во все сферы жизни, включая армию, экономику и строительство Храма. Мудрецы прошлых поколений говорили: «Путь жизни предшествует Торе» (Ялкут Шимони, Берешит, 34). Иными словами, если ты погружен только в учение и оторван от жизни – ничего не поймешь. «Тот, кто говорит «нет у меня ничего кроме Торы», (про него известно, что) и Торы нет у него» (Йебамот, 109б). Тору учат не для того, чтобы получать удовольствие, а для того, чтобы преобразовывать мир.
Всем авторитетам Торы после того, как они станут активными членами общества, поддерживающими и словом и делом службу в армии и все положительные начинания в стране, следовало бы объединиться и стать ведущей политической силой. И доказать на деле, что Тора является учением, в котором есть ответы на все жизненно важные вопросы, в том числе, и в сфере обороны, политики и экономики. Кроме того, приверженность ее законам, приносит благословение. А сетовать постоянно на то, что у страны нееврейский характер, что ею управляют «апикоросим» - никому не поможет. 

Печать E-mail

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!