Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Шлах

Недельная глава "Тецаве" - "Захор" (13 Адара 5777)

Одежды, душа, образ и подобие

«И сделай святые одежды Аарону для уважения и красоты… И поговори со всеми мудрыми сердцем, которых Я преисполнил духом мудрости, чтобы они сделали одежды… И вот одежды, которые они должны сделать: нагрудник, пояс-эфод, плащ, рубаху льняную… высокий головной убор и пояс… И возьмут они золото, синюю краску, пурпурную краску, красную краску и лен… И сделай пластину (которую первосвященник будет носить на лбу) из чистого золота с надписью на ней «Свято для Б-га»» (Шмот, 28). В эти одежды облачался первосвященник – один из потомков Аарона – сначала в Мишкане, затем в Храме, построенном Шломо, а затем в Храме, восстановленном после возвращения из Вавилонского плена.
Само облачение в эти одежды было служением Всевышнему. Накладывая на лоб золотую пластину, первосвященник помогал всем сыновьям Израиля удалиться от плохих помыслов и обрести мудрость. Надевая плащ – давал им силы увидеть во всем окружающем проявление милости Творца. А, надевая нагрудник, внутри которого находился пергамент с начертанным на нем именем Всевышнего, – помогал им обрести чистоту сердца и милосердие.
Однажды первосвященник, облачившись в свои одежды, спас сыновей Израиля. Это произошло в 330 году до н.э., когда после завоевания города Цор Александр Македонский решил удовлетворить старую просьбу самаритян (шомроним) и разрушить Храм в Йерушалаиме. Но у него была и своя цель: поскольку сыновья Израиля, хранили союз, заключенный ими с Персией, их следовало наказать, чтобы другие не брали с них пример.
Как только стало известно о том, что с севера, от Ливанских гор, движется греческое войско, пришли к Шимону-первосвященнику, чтобы рассказать ему о надвигающейся беде. Он тут же облачился в голубой плащ, нагрудник с двенадцатью драгоценными камнями, широкий пояс-эфод, возложил на голову мицнэфет (высокий головной убор), а на лоб – золотую пластину с надписью «свято Б-гу», и вышел навстречу Александру Македонскому с самыми уважаемыми жителями Йерушалаима. Они шли даже в темноте, освещая себе путь факелами, и перед самым рассветом встретили греческое войско. «Что это за люди?» – спросил Александр. Сказали ему: «Это иудеи, которые не поддержали тебя». Но в этот момент взошло солнце, и Александр увидел Шимъона-первосвященника. Он соскочил с колесницы и распростерся на земле. Удивились его слуги: «Такому великому царю, как ты, не подобает распростираться перед иудеем», – сказали они. А Александр ответил: «Его образ идет передо мной в битвах и приносит мне победу».
Когда же он спросил, зачем к нему пришли все эти уважаемые люди, сыновья Израиля попросили его не разрушать Храм, в котором молятся и за него тоже. Александр отказался от своих планов и отдал самаритян в руки сыновей Израиля. И те казнили их за коварство (Йома, 69а).
О чем рассказывает эта история?
О победе силы духа над силой оружия, как сказал пророк Зхарья: «Не войском и не силой, а духом Моим…» (4:6). И эти слова относятся не ко времени исхода из Египта, когда расступилось море и голос Б-га зазвучал с горы Синай, не ко времени завоевания земли Кнаан, когда остановились воды реки Ярдэн, чтобы пропустить сыновей Израиля, когда от звука шофара обрушились стены Йерихо, а солнце и луна остановились на небосклоне, чтобы дать возможность завершить сражение и камни падали на голову врага.
«…духом Моим» сказано о периоде восстановленного Храма, когда не было явных чудес, когда в святая святых не стоял ковчег завета, когда Божественное Присутствие отдалилось от сыновей Израиля и прекратилось пророчество.
Победа духа Б-га – победа души человеческой, которая хранит в себе Образ и Подобие даже тогда, когда с Небес не приходит помощь, не происходят открытые чудеса, и даже тогда, когда сыновья Израиля находятся во власти других народов.
Секрет одежд Аарона – в том, что они напоминают материальный мир, а первосвященник – душу человека, способную стать Б-жественным светом, озаряющим мироздание. И поэтому первосвященник облачался в голубой плащ, символизирующий небо, на нем был нагрудник с двенадцатью драгоценными камнями, символизирующий землю. Он был препоясан широким поясом, от которого сзади спускалась ткань, символизирующая мир ангелов, созданных для управления ходом событий. А на его лбу была пластина, на которой написано «свято для Бога», чтобы никто не подумал, будто первосвященник решил занять место Господина мира. (Его задача состояла в том, чтобы напоминать о том, что человек подобен Творцу, и помогать каждому раскрыть в себе Его образ.)
Способность человека быть подобным Творцу отрицалась греческой философией, лежавшей в основе греческой культуры. Ее отрицал Александр Македонский, ее отрицал Аристотель, его учитель. Они не верили в прямую связь конечного с бесконечным, а потому и не допускали, что человек хоть в чем-то может быть похож на Всесильного.
Грекам не хватало Образа и Подобия, так как человек не может обрести то, во что он не верит. И Всевышний, решив отдать Александру Македонскому весь мир, послал перед ним ангела, похожего на первосвященника, раскрывающего в себе Его образ и подобие.
Шимон-первосвященник победил Грецию духом Б-га, силой своей души. Этой победой он доказал всем поколениям, что какими бы путями ни шел мир, он жив светом колен Израиля, имена которых начертаны на нагруднике первосвященника.
На протяжении двухтысяч лет изгнания сила души сыновей Израиля одерживала победы над многими жестокими правителями. Она же собрала нас в святой земле и дала выстоять в войнах. Она же подведет нас к тому времени, когда во двор Храма войдет первосвященник в голубом плаще и с золотой пластиной на лбу, и во всем мире раскроется Образ и Подобие.

Печать E-mail

Недельная глава "Трума" (6 Адара 5777)

Приближаясь к Пуриму


«Сказал Рава: «Должен человек выпить в Пурим так, чтобы не различать между и «проклят Аман и благословен Мордехай». Какое-то непонятное постановление. Стоп. Стоит ли пить до потери сознания? Сама Гемара предостерегает: «Раба и раби Зейра устроили вместе праздничную трапезу в Пурим. Выпили. Встал Раба и зарезал раби Зейра. Назавтра попросил «убийца» милости и ожил «убитый». На следующий год сказал Раба вновь предложил раби Зейра встретиться и провести Пурим вместе. Ответил приглашенный: «Не всякий раз происходят чудеса» (Мегила, 7б). Ну и, конечно, не пошел больше в гости туда, где пьют без меры.
Из этого понятно, что даже, если были мудрецы, которые хотели принять постановление «выпить, чтобы не различать между хорошим и плохим», большинство авторитетов к их мнению отнеслись с большим опасением из-за возможных последствий подобного обычая. Пусть каждый определяет, как себя вести, но тот, кто откажется от «веселия пити», найдет поддержку ни у одного галахического авторитета. Но что за тайна скрывается в словах «не различать между проклятием Амана и благословением Мордехая»?
Речь идет о возвращении в землю Израиля из изгнания. Когда оно затягивается по нашей вине, то перестает быть важно, что послужит толчком, из-за которого сыновья Израиля оставят свои насиженные места в странах рассеяния: преследования Амана или учение Мордехая. И об этом говорил раби Йеошуа: «Если не раскаются (под влиянием таких мудрецов как Мордехай), то пошлет им Всевышний царя, чьи постановления будут столь же суровыми, как приказы Амана, и тогда уже раскаются» (Санэдрин, 97б)
Тому, кто не понимает, что земля Израиля ждет всех евреев, всегда, независимо от того, что приводит их сюда, нужно немного выпить. Может быть вино подействует на его сердце, и он поймет то, что не вмещает в себя мозг. (Но только при условии, что пить будет так, чтобы сердце раскрылось, а рассудок не помутнел ничуть).
Теперь об «убийстве» раби Зейра. Есть разные предположения, что там произошло на самом деле. Маарша считает, что Раба напоил раби Зейра до такого состояния, что тот потерял сознание. Меири предполагает, что, напившись, толкнул или случайно ударил его и тот потерял сознание.
Но для того, чтобы восстановить истину, давайте вспомним биографию раби Зейра. Родился где-то в 220 году этой эры в семье коэнов в Персии, как говорили в «Бавеле». Учился в Суре и Пумбадите у раби Йеуда бар Йехезкель. Раби Зейра любил землю Израиля и всегда восхвалял ее и ее положительное влияние на мудрецов Торы. Это ему принадлежит высказывание: «Воздух земли Израиля умудряет» (Бава батра, 158б). Но вот рав Йеуда, учитель раби Зейра, утверждал, что запрещено оставлять Бавель и переходить в землю Израиля (Ктубот, 111а). Раби Зейра спорил со своим учителем и на всякую его посылку давал ответ. Так каждый из них и остался при своем мнении. В какой-то момент раби Зейра принял решение и ушел в землю Израиля, к раби Йоханану, жившему в Тверии. Раби Зейра не попращался с рав Йеуда, со своим учителем, так как боялся, что тот запретит ему, и придется показать свое неприятие его постановлений перед всеми учениками. А раби Зейра не хотел обижать его. Раби Зейра, придя в землю Израиля, постился сто постов, чтобы забыть тот подход к изучению Торы, который ему привили в Бавеле. А Раба? Он так же учился у рав Йеуды, но не собирался никуда уходить из Бавеля. Так что же, раби Зейра отправился в Бавель в гости? Ну нет! Дело в том, что Раба пришел на какое-то время учиться к раби Йоханану. Откуда же у него такое желание провести Пурим вместе с раби Зейра? Ну конечно, остался открытым самый главный вопрос: следует ли переселяться в землю Израиля, или запрещено, как утверждает рав Йеуда, их учитель, покидать Бавель. День Пурима наиболее подходит для такого разговора: ведь Пурим – рассказ об исходе из Бавеля и о том, какой угрозе подверглись те, кто не захотел совершить исход и остался в столице Шушан и других городах центральной части персидской империи. Ну конечно, когда те, кто остался в Бавеле сидели на пиру Ахашвероша, их братья строили Храм в Йерушалаиме в тяжелейших условиях. У вот и вспыхнул гнев Всевышнего. Аман – только инструмент. Ну и как же после этого не покидать Бавель? Или все же теперь здесь более благоприятные условия для изучения Торы? Вот обо всем этом Раба хотел поговорить с раби Зейра. Раби Зейра думал, что речь пойдет о примирении, о восстановлении отношений с Раба и с учителем рав Йеудой. А Раба, когда пришел гость, достал вина, и они выпили. Не то, чтобы много… И тут Раба возьми и скажи: «Нельзя покидать Бавель и переселяться в землю Израиля». И раби Зейра, который успел уже убедиться в том, что воздух земли Израиля умудряет, раби Зейра, который отправлялся в сад Геносар у Кинерета вместе с раби Йохананом есть плоды и эта еда плодов земли открывала глаза не меньше, чем постижение тайн Торы… И когда услышал раби Зейра о том, что Раба, стоя на святой почве, по-прежнему придерживается мнения, что и Бавель - святая земля… Раби Зейра стало плохо. Он лег и побледнел, как мертвый. И только, когда Раба сказал, что он тоже чувствует святость земли Израиля и признает, что ее воздух и плоды умудряют, только тогда раби Зейра пришел в себя.
Это единственное, что там могло произойти. Почему не написали напрямую? Многое не писали напрямую. Зачем навязывать тем, кто не понимает. А кто понимает – обязательно поймет и сам.
Хорошего, осмысленного праздника Пурим на земле Израиля… Ну, если не получится к этому времени добраться, пусть будет весело во всех местах, где только есть евреи.

Печать E-mail

Недельная глава "Мишпатим" (29 Швата 5777)

Из книги «Шабат аАрец» (Суббота Земли) рав Авраама Ицхака Кука (1865 – 1935).

Существует неверное предположение, что нет у земли Израиля никакого другого положительного отличия, кроме того, что на ней, в силу тех или иных причин, можно исполнять заповеди, предписанные Торой, осуществимые только в этом месте (соблюдение законов седьмого года, отделение трумы (приношения для коэнов) и десятых частей от урожая и т.д.). И земля обетованная представляет собой лишь платформу, позволяющую претворить в жизнь постановления, обязательные для тех, кто проживает в пределах границ, указанных в Торе. Поэтому, когда возникает такая ситуация, при которой заповеди земли невозможно исполнять, повеление проживать в пределах границ святости утрачивает смысл и перестает быть обязательным для сыновей Израиля. В самом деле, если особенности земли обетованной проявляются только как совершение определенных действий (как это ошибочно утверждают некоторые авторитеты), то тот, кто, находясь в вынужденном положении, не может их выполнить, не обретает никакого преимущества с точки зрения Торы, проживая на земле, обещанной Богом. Но на самом деле это не так. И тот, кто придерживается подобного мнения, совершает глубочайшую ошибку. Следует отметить, что и святость Торы (способность народа хранить ее идеи в чистоте и постигать ее глубины и смысл заповедей), зависит от проживания на земле Израиля. И об этом свидетельствуют слова пророка Ирмияу: «когда царь и правители ее (земли) в изгнании, нет Торы» (Эйха). Имеется в виду, что нет возможности достичь полноты понимания Торы, так как ее истинное раскрытие происходит только в земле Израиля. И об этом мудрецы Талмуда сказали: «И когда ушли сыновья Израиля в изгнание, не было большего ущерба для Торы» (Хагига, 5). А изучение Торы – это не только определение того, как следует исполнять предписанные ею действия. Упаси нас Бог даже предположить, что Тора – это только инструмент, дающий возможность исполнять заповеди. Тора обладает собственной высотой и святостью. И даже когда учат то, что невозможно претворить в жизнь каким-либо действием, люди достигают духовной высоты… И ни с чем не может сравниться изучение Торы тех аспектов, которые не имеют никакого отношения к действию, ибо Тора сама по себе превыше всего. И только одной из составляющих ее величия является то, что она приводит к действию – ее изучение позволяет исполнить заповедь. Точно так же и святость земли Израиля: когда она обжита и отстроена, проживание на ней позволяет исполнять целый ряд заповедей. Но даже будучи разрушенной и опустошенной, когда нет возможности ни соблюдать семилетние циклы, ни отделять части от урожая, она позволяет нам претворить в жизнь повеление Всевышнего находиться здесь, жить, дышать этим воздухом. Как величие Торы не зависит от претворения в жизнь заповедей (если их исполнение невозможно), так и святость земли Израиля не зависит от совершения предписанных для ее жителей действий. И об этом свидетельствуют мудрецы прошлого, периода Мишны и Талмуда. Когда исполнение некоторых заповедей становилось затруднительным, они искали пути, как обойти их (создать такие условия, при которых сами заповеди станут недействительными). Но только не создать такие условия, при которых сыновья Израиля начнут покидать землю обетованную. Ибо само по себе проживание в земле Израиля весит столько же (дает столько же заслуг) сколько все заповеди Торы (Сифрей, 80). Примером такого «обхода» заповедей может служить разрешение вносить урожай в дом через окно, а не через дверь, что освобождает его от отделения трумы и десятых частей, а также и то, что мудрецы, после возвращения из вавилонского плена не освятили все те земли, где проживали сыновья Израиля, чтобы дать возможность обрабатывать землю в седьмой год и помогать тем, кто беден.
«Рассказывают о раби Йеуда бен Бтейра и раби Матья бен Хараш, раби Хананья, сыне брата раби Йеошуа и раби Йонатане, которые отправились, чтобы уйти за пределы границ земли Израиля и пришли в город Палтум. Тут они вспомнили о земле Израиля (подумали о том, что они оставляют). Подняли глаза свои, которые наполнились слезами, к небу. И надорвали одежды свои (в знак скорби). И произнесли они стих: «… и завладеете ею, и будете жить в ней, и будете хранить, чтобы соблюдать все постановления эти» (Дварим, 11:31). Сказали они: из этого стиха вытекает, что проживание в земле Израиля не менее важно, чем исполнение всех заповедей Торы» (Сифрей, Дварим, глава «Ръэ», 80).
Ибо главная святость земли Израиля (раскрывается через) проживание на ней. И уже отсюда вытекает возможность исполнить заповеди, действительные только в пределах границ святости. Но даже когда эти заповеди невозможно исполнять, остается святость во всей своей полноте и возвышенности. И должно всякое сердце, и всякий дух, и всякая высокая душа каждого и каждого из народа Израиля рваться и желать прийти и укрепиться на земле желанной. В месте, где дом жизни с Богом из поколения в поколение и навеки веков… Поэтому эти мудрецы и вспомнили стих «и живи в их земле».
(Несколько предложений были изменены и дополнены для облегчения понимания идей рава Авраама Ицхака Кука, изложенных в полемике с Ридбазом, одним из самых значимых галахических авторитетов того времени).

Перевод и обработка: рав Зеев Мешков

Печать E-mail

Недельная глава "Итро" (22 Швата 5777)

Передача из поколения в поколение письменной Торы и традиции ее прочтения

Наследие, переданное из рук в руки

Последним действием Моше была передача каждому колену свитка Торы, написанного его собственной рукой, и назначение нового руководителя: «И заповедал он Йеошуа, сыну Нуна, и сказал: «Крепись и мужайся, ибо ты введешь сыновей Израиля в землю...» ( Дварим, 31:23).
Йеошуа считал своей обязанностью запомнить и осмыслить текст Торы. За несколько дней до конца траура по Моше он развернул свиток Торы, написанный его рукой, и в этот момент Бог обратился к нему и сказал: «Встань, перейди Ярден этот… Пусть не отходит книга Торы (сефер Тора) эта от уст твоих. И размышляй над ней днем и ночью…» (Йеошуа 1:1 – 8). Сказано: «Моше получил Тору с Синая и передал ее Йеошуа…» (Пиркей Авот 1:1). И, хотя под Торой понимается в данном случае все учение, Йеошуа, прежде всего, должен был сохранить правила прочтения свитка и запомнить все, что необходимо. Повеление хранить книгу Торы предполагало так же обязанность научить большое число людей законам ее написания и прочтения.

История Торы

На протяжении 3300 лет со свитков делались копии, так как обязанность каждого еврея написать свиток Торы в течение жизни. Поскольку ни гласные, ни знаки препинания, изменение которых нередко меняет смысл, не записывались, необходимо было хранить и передавать из поколения в поколение, не изменяя традицию прочтения текста Торы, установленную Моше. И в народе возникла профессия переписчиков свитков, которых называли «софрим». Они не только переносили текст с пергамента на пергамент, но и помнили гласные звуки, не отражаемые на письме, и установленные для каждого слова изменения голоса, определяющее смысл и эмоциональную окраску. Первым из «софрим» был сам Йеошуа. В период первого Храма хранителями этой традиции были пророки и их ученики. И об этом сказано: «Йеошуа передал ее (Тору) старейшинам, старейшины предали пророкам…» (Пиркей Авот 1:1). Разрушение Храма (422 г до этой эры по еврейской традиции), изгнание и годы пленения были тяжелым ударом для еврейского народа, но он сумел сохранить и учение и свиток. С появлением первого пророческого текста – книги Йеошуа, составленной им самим, к задаче сохранения Торы прибавилась задача сохранения записей пророков. И, хотя из наследия пророков не учат законы, как из Торы, тексты, оставленные пророками очень важны. Они указывают путь всему народу, определяют задачи для руководителей, раскрывают принципы веры.

Писание

Кроме пророческих книг, возникли книги, написанные праведниками в моменты такого высокого вдохновения, что Божественный дух пребывал на них и им раскрывался мир со стороны истины. Впоследствии эти книги получили название «Писание» (данное в письменной форме).

Подведение итогов

Последний из пророков первого Храма Йеремияу был хранителем традиции прочтения пророческих текстов и писаний. Он насильно был уведен в Египет евреями, оставшимися в Израиле после поражения в войне с Вавилоном и затем бежавшими в земли фараона из-за страха перед вторым нашествием Невухаднецара. И традиция, хранившая знания свитка Торы, ее прочтения и смысла, а так же тексты пророков и писаний, переместилась в Вавилон. Одним из основных столпов передачи знаний стал ученик Йеримияу – Барух бен Нури. У него учился Эзра, которого называли «а-софер» (переписчик свитков). Кроме Баруха бен Нури были и другие носители традиции, создававшие школы и передававшие знания следующему поколению. Еще за десять лет до разрушения Йерушалаима Невухаднецар угнал в Вавилон десять тысяч человек, принадлежавших царской семье, обладавших пророческим даром и мудрецов Торы. Они принесли с собой в Вавилон свитки и знания. Среди них были пророки – Даниэль и Йехезкиэль, возглавившие впоследствии народ в изгнании.

Возвращение

Эзра не вернулся в Израиль с первым караваном, который возглавил Зерубавель, на тот момент единственный потомок царя Давида, и оставался в Персии (разрушившей Вавилон и разрешившей евреям вернуться на свои земли и отстроить Храм) пока был жив Барух бен Нури. По еврейской традиции считается, что Эзра пришел через год после того, как был восстановлен Храм в 347 г до н.э. То, что он не оставил своего учителя, свидетельствует о том, что сохранение традиции было первостепенным делом. В день падения Вавилона пророку Даниэлю было дано видение, в котором появилась новая форма букв, которой не пользовались в период первого Храма. Она соответствовала форме букв, которые были на первых скрижалях, разбитых Моше. Это видение было повелением изменить шрифт при написании свитков Торы, пророков и писаний. С тех пор Тора и пророческие тексты пишутся буквами алфавита «ашури» (от слова лашур – рассматривать, вглядываться в детали), Население Израиля в начале эпохи возвращения было немногочисленным и не отличалось высокой грамотностью. Оно состояло в основном из оставшихся на земле Израиля. Меньшую часть в первые годы после начала возвращения составляли пришедшие из изгнания. Но именно среди них были мудрецы Торы, хранители традиции и пророки: Зерубавель, Эзра, Нехемия. С приходом Эзры произошел переворот, как в общем образовании, так и в написании свитков торы и записи пророческих текстов. Эзра пришел в Израиль, наделенный полномочиями царем Персии обучать людей Торе, устанавливать порядок и судить людей по ее закону (Эзра 7:25 и Нехемия 8:1-8). Он принес с собой выверенный свиток Торы, свитки пророков и писаний, которые служили эталоном для всех переписчиков.

Софер

В период второго Храма каждый, кто завершал написание свитка Торы был обязан принести его на проверку. Профессиональные переписчики получали плату за проверку свитков, написанных каждым человеком. Деньги выдавались им из «конторы» Храма, специально созданной для сохранения традиции записи и прочтения Торы (Ктубот 106а). Профессиональные переписчики знали число букв в Торе. Они знали, какая из букв находится в середине текста, какое слово находится в середине всех слов. Они установили правила разбивки на главы в тексте Торы и пророков, определив, в каком месте следует начать с новой строки даже, если предыдущая строка осталась незавершенной, какой величины пропуск должен быть сделан между словами, чтобы подчеркнуть начало новой темы.
После разрушения второго Храма мудрецы Торы приложили много усилий для того, чтобы сохранить ее текст. Так Раби Меир сам зарезал корову, снимал с нее кожу, выделывал пергамент, записывал свиток Торы и обучал детей. Раби Акива, его учитель, предупредил его, что нужно быть очень осторожным, так как, внеся одну лишнюю букву или пропустив одну букву, можно разрушить мир (Эрувин 13а), так как на мудрецов Торы полагались, как на верных носителей традиции.
В условиях, когда не было единого центра, следившего за правильностью написания и прочтения свитков, традиция смогла сохраниться благодаря тем знаниям, которые сохранили профессиональные переписчики Торы на протяжении всего периода второго Храма. Они представляли собой не отдельную группу, а сотни и даже тысячи людей. Возникли разные школы и группы, которые вместе представляли собой движение в еврейском народе, направившее все свои усилия на сохранение традиции записи и прочтения Торы, текстов пророков и писаний. Это движение известно как «масора» (традиция). После поражения восстания Бар Кохбы и преследований мудрецов центр движения переместился в Персию, которую евреи «по старой памяти» называли Вавилон. Известно семь поколений в Вавилоне, передававших традицию записи и прочтения Торы и пророков. Они начинаются с мудреца по имени Накай, который бежал от Торнус Рофуса, римского наместника периода восстания Бар Кохбы. За ним последовали его ученики и ученики его учеников. Но постепенно центр движения вновь переместился в Землю Израиля. В эпоху владычества ислама Тверия стала центром мудрецов Торы, хранивших традицию записи и прочтения текста.

Запись огласовок

После завершения периода Талмуда (6 век) были разработаны огласовки – система записи гласных знаков. Над ней работали в Израиле и в Вавилоне. В результате возникли три системы: израильская, тевериадская и вавилонская. В настоящее время принята тевериадская система огласовок.
В десятом веке этой эры центр движения оказался в Тверии. Последними из известных представителей движения «масора» считаются Аарон бен Ашер и Моше бен Нафтали. Расхождения между школами относятся в основном к знакам кантиляции. Есть несколько противоречий, касающихся полного и неполного написания слов. Существует несколько свитков с проставленными огласовками Торы и пророков, выполненные в соответствии со школой Аарона бен Ашер. Самый важный из них – свиток Арам Цова, хранившийся в синагоге в Сирии. В 1947 году, когда начались антиеврейские волнения, он пострадал при пожаре синагоги и исчез. Затем он появился в Израиле и хранится в настоящее время в Национальном музее Израиля. Другой свиток, более поздний, но полный, так же выполненный по школе Аарона бен Ашер, известен как «Ленинградский свиток», так как он хранится в библиотеке в Петрограде. Он попал туда из коллекции Перферковича, известного собирателя древних еврейских рукописей. Свитки с проставленными огласовками и знаками кантиляции не годятся для чтения в синагоге. Они являются своего рода учебниками. До десятого века традиция передавалась устно. Если существовали свитки с проставленными огласовками, то их было немного. Аарон бен Ашер и Моше бен Нафтали решили составить свитки, так как людей, владевших традицией правильного прочтения Торы, становилось в их время все меньше.

Печать

В 1488 году Тора, пророки и писания были впервые напечатаны типографским способом на иврите (до этого был напечатан в Германии латинский перевод) в Италии в издательстве «Санчино». Но изданием, которому было суждено стать эталоном, было издание Яакова бен Хаим ибн Адония в 1524 году в Венеции. Издатель провел исследование всех известных школ по имевшимся у него рукописям и указал источники и результаты своих исследований прямо в издании. Его издание известно, как «Микроот Гдолот». Все печатные издания опираются на это издание. Многие издания сверяются со свитком Арам Цова. Известное издание «Библия Гибраика» было выполнено по Ленинградскому свитку. Такова краткая история передачи традиции написания и прочтения текста Торы и пророков от Моше до нашего времени. Все предположения псевдо - ученных, пытающихся опровергнуть непрерывность еврейской традиции, основаны исключительно на спекуляциях. Принцип веры Рамбама гласит: «Я верю полной верой, что Тора, которая сегодня есть у нас – она была дана Моше, учителю нашему». Б-жественное провидение сохранило для нас Тору в самые тяжелые времена. Иначе не могло быть. Ведь мир стоит на Торе, которая на земле, а не на той, которая в высших мирах. Как сказал раби Йеошуа: «Не на небесах она (Тора)».

Печать E-mail

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!