Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Шлах
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

О книге "Торат ґа-мелeх"

доктор Пинхас ПолонскийПроблема относительно книги "Торат ґа-мелах" не в том, что она говорит что-то радикальное, а только в том, что она на такую тему, которую религия обычно задевать боится – о том, как нужно вести себя на войне. Приписывать ей расизм или «пособие по убийству гоев» — совершенно ложно. Например, любой армейский устав определяет правила открытия огня по противнику, и он считает, что солдат противника, даже если они сами по себе хорошие люди и не виноваты, что их призвали в армию («невиновные»), — их можно убивать для спасения своих солдат и жителей, но это почему-то никто не называет «правилами по убийству иностранных граждан». В этом смысле "Торат ґа-мелах" не более «расистская», чем любой военный устав.

Я не хочу сказать, что в ней все правильно – подробно не читал, но по цитатам из нее пока не видел ничего ужасающего – если учитывать, что все там написанное относится к состоянию войны, которую другой народ ведет против нашего народа с целью уничтожить нас. И книга гораздо мягче, чем (Симоновское ?) «Убей немца!» от 1942 года – или его тоже кто-то считает расистом, фашистом и отщепенцем?

Вся причина скандала в том, что мы вообще совершенно не привыкли к тому, что религия занимается такими вопросами.

Например, вопрос: когда можно убивать? Казалось бы, религия этим вообще не занимается. Религия говорит: "не убий" – и всё, нельзя убивать. Но мы при этом знаем, что в жизни - таки есть время убивать. И если у нас война, то нужно убивать. И если солдат на войне, и ему приказали стрелять в противника, то он не может начать выяснять, кто из этих солдат противника хороший человек, а кто плохой, а виноват ли он лично, а может, он даже не хотел воевать, его насильно забрали в армию по призыву? Как же это я буду в него стрелять?!? И, тем не менее, надо стрелять. Потому что реальность такова, что война – это тоже область нашей жизни, и от нее невозможно уйти. Это вещь нежелательная, но она необходимая.

Обычно религия проходит мимо таких вещей. Она ограничивается общими декларациями: нужно быть хорошими, не надо по возможности убивать. А из-за того, что религия оставляет эту область вне себя, соответственно в этой области вообще нет никакого понимания духовности, религиозности, диалога с Богом в процессе войны. А ведь это тоже происходит. А иудаизм – это такая религия, которая обязана отвечать на эти вопросы.

Христианство вышло из этого очень просто. Оно сказало: "Есть область Кесаря, а есть область Бога. В области Бога убивать нельзя, а в области Кесаря делай то, что император прикажет". И если так разделить, то получается, что вся социальная и национальная жизнь, и история, и война в том числе – это не область религии. Религия сужается до того, как мне соблюдать заповеди, молиться, или в еврейском варианте – как мне соблюдать Шаббат и кашрут. А к обычной, реальной, настоящей проблемной жизни религия как бы не относится.
Иудаизм, конечно, с таким подходом согласиться не может, и поэтому иудаизм обязан ответить на такие вопросы. Но, как только мы начинаем на что-то подобное отвечать, тут же начинаются возмущенные возгласы: "Как это так, вы пишете, что можно убивать врага! Получается, что если евреи воюют с другими народами, то жизнь нееврея дешевле жизни еврея!" Конечно, не надо говорить, что жизнь нееврея дешевле жизни еврея, но на войне действительно жизнь солдата противника менее важна, чем жизнь своих солдат. Да, мы воюем, что убивать солдат противника и чтобы мы остались живы. Или, например, если есть гражданское население противника, то не понятно, в какой ситуации можно действовать, а в какой нельзя. Именно из-за того, что религия об этом не говорила, в эту область стала вторгаться совершенно аморальная левая мораль. Например, мораль, что жизнь "мирных жителей" со стороны противника (а ведь они все вместе воюют с нами!) - ценнее, чем жизнь наших солдат. Поэтому давайте лучше наши солдаты погибнут, зато мы не будем стрелять в их «мирных жителей». Это извращенное понимание морали повсюду проникает в наше западное общество. Это происходит и в Израиле, и в Америке. И из-за этого Запад становится не в состоянии сопротивляться той атаке и той войне, которая против него ведется. И поэтому очень важно, чтобы все эти вопросы были возвращены в область религии.

В этой книге много разного, и далеко не со всем я лично согласен или не согласен. Но это детали. Самое главное – что эта книга возвращает вопросы войны и убийства на войне в сферу религиозного анализа, – того, чем религия раньше не занималась. И это важнейший шаг в восполнении полноценности религии. Если мы эту область оставим, и религия не будет этим заниматься, то туда придет извращенная мораль, которая просто приведет к нашей гибели в противостоянии с теми силами, которые на нас нападают.

Поэтому книга вызвала такое огромное столкновение. Те люди, которые хотели бы удержать иудаизм в рамках субботы и кашрута, выступили категорически против этой книги. Герцель, как известно, в свое время говорил, что раввины будут в нашем будущем еврейском государстве, но мы их будем держать в синагоге и не будем оттуда выпускать. Те, кто является сторонником Герцля в этом вопросе, говорит, что раввины не должны влезать в область войны, или в область социума, или в светскую область. Пусть раввины занимаются только Шаббатом и кашрутом. И поэтому, когда раввины вдруг начинают заниматься вопросами войны, это шокирует до такой степени, что началось преследование этих раввинов, против них открыли уголовное дело, что они якобы подстрекают, что можно убивать. Хотя, на самом деле все, что они пишут, это никак не больше, чем просто армейский устав, который тоже говорит, что можно убивать в случае войны.

Но наше общество, наверное, должно пройти через это столкновение. Задержания и допросы раввина Кирьят-Арбы р. Дова Лиора только добавят ему популярности. Хотя дискуссия вокруг книги болезненна, она чрезвычайно полезна, потому что постепенно мы осознаем, что религия должна заниматься всеми областями жизни, не только тем, чем она занималась в диаспоре. Не только жизнью общины или молитвами, а должна заниматься в том числе и войной, и экономикой, и государством.

И все это проходит очень болезненно для сознания многих людей и западного сознания. Но это необходимый шаг в нашем развитии.

Печать E-mail

Заповедник гоблинов

Хамас - исламофашизм Что происходит в Газе? Ну, Хамас очень хочет, чтобы Израиль вторгся в Газу. Хамас несколько дней неизвестно с какого перепуга обстреливал ракетами Израиль, в ответ был убит лидер Хамаса Аль-Джабари. Покойник был известным террористом, после похищения им капрала Гилада Шалита возглавлял список самых разыскиваемых. Но Израиль воздерживался от удара до начала обстрелов. Покойник был убит ударом с воздуха без гражданских жертв.

После этого Хамас а) интенсифицировал обстрелы гражданского населения Израиля ракетами, исходя из того, что невинных евреев нет и все они от мала до велика должны быть убиты, ну и потребовал от мировой общественности остановить неспровоцированную агрессию Израиля.

Мы живем в перевернутом мире, где убийство мирных граждан называется "отпором неспровоцированной агрессии", а ликвидация террориста называется "неспровоцированной агрессией". Причем, никто, собственно, не обращает внимания, что отпор случился до агрессии. Ничего страшного бы не было, если бы террористы не навязывали этот свой дискурс миру. Потому что, ну, плохо, конечно, когда террористы берут американское консульство и говорят, что это народная реакция на позорный фильм про Аллаха. Но, вот, когда то же самое повторяет американский президент, это уже совсем плохо.

Мы имеем 60 лет одну простую картину. 100 с лишним лет назад в британскую Палестину начали приезжать евреи, сионисты. В это время палестинской нации не существовало. Еврейская нация существовала, гнила в гетто, молилась в синагогах. Палестинской нации не существовало, ни в одном источнике XVII-го или XIX-го века не было выражения "палестинская нация". Существовал арабский народ. Более того, арабский народ всегда считал себя единым, Палестина в это время была в чудовищном состоянии. Долина реки Иордан, напомню, 12 тысяч лет назад была местом, где человек приручил пшеницу, где началась история современного человечества. Но за 12 тысяч лет много воды утекло в том самом Иордане, и Палестина представляла собой пустыню, перемежающуюся малярийными болотами. В этой пустыне стояли тогда в начале XX века немногочисленные арабские деревни чудовищной нищеты, земля в которых, как правило, принадлежала какому-нибудь латифундисту из Сирии, который грабил эту деревню посредством назначенного в нее мухтара. Вот эти малярийные болота латифундисты продали евреям. Евреи осушили болота, построили дома, школы, площадки для детей, даже электричество потом провели. Их врачи лечили евреев и арабов. Все это время евреи оборонялись от нападения жителей нищих арабских деревень, возмущенных тем, что "Ну как же: этим гадам продали самые худшие земли, которые никому не были нужны, а теперь они работают лучше и живут лучше нас". Поэтому главной формой еврейского поселения как в древней Спарте были кибуцы. Военный коммунизм – единственный способ хозяйствования, когда ты хозяйствуешь на войне.

В 1948 году ООН объявила о создании на землях подмандатной британской Палестины двух, а фактически трех государств – еврейского, арабского и еще была нейтральная территория с центром в Иерусалиме. То есть у единой арабской нации, которая все братья, были все арабские земли и еще кусочек Израиля. У евреев был еще кусочек Израиля, а третий кусочек Израиля там еще отложили в сторону. И в этот момент, заметьте, ничто не мешало арабам создать на территории Палестины Палестинское государство.

Но 6 арабских государств – Сирия, Египет, Трансиордания, Ирак, Саудовская Аравия и Йемен – общим количеством где-то, наверное, миллионов под 50 человек, ну, против максимум 600 тысяч израильтян решили стереть Израиль с лица Земли, объявили ему войну. Тем более, что ушедшие англичане предусмотрительно оставили оружие арабам.

Случилось невероятное – Израиль выиграл войну. Не только, надо сказать, благодаря доблести своих защитников, но и потому, что арабы так хвастались друг перед другом, что каждый из них дошел уже до следующей границы Израиля, что каждая из арабских наций считала, что все остальные 5 выиграли войну, хотя она в данный момент терпела поражение. При этом большинство тех земель, на которых должна была располагаться вот та самая ооновская Палестина, отошли тогда к Трансиордании. Опять же, ничто не мешало арабскому государству Трансиордания создать на ней государство Палестина. Вместо этого в 1964 году была создана Организация освобождения Палестины. Напоминаю, в 1964-м, то есть тогда, когда земля будущего Палестинского государства находилась под властью арабов, и под освобождением Палестины понималось уничтожение государства Израиль со всем населением. Цель Организации освобождения Палестины была та же самая, что у Гитлера. У Гитлера это называлось "окончательное решение еврейского вопроса", у ООП – "Освобождение Палестины. Всей".

Так образовался интересный парадокс. Арабская нация едина, сириец может приехать Египет, на вопрос "Кто ты?" отвечает "Я – араб". Но у этой арабской нации есть особая выделенная категория – палестинцы – которая не может жить на других арабских землях, которую братья арабы не пускают на другие арабские земли. Она должна жить в лагерях беженцев и быть пушечным мясом, живущим только за счет одного – ненависти к Израилю. Происхождение этих палестинских беженцев очень интересное. В начале войны 1948 года арабы из Сирии и Египта сказали своим братьям из Палестины "Вы тут немного уйдите, не мешайте нам резать евреев. Мы всех вырежем, а вы потом получите их добро". Кто-то уехал, кто-то остался. Заметьте, что тот, кто остался, вот, он... Живут нормально арабские деревни в Израиле. Эти кровавые израильтяне не обстреливают их ракетами, дети-израильтяне не забрасывают камнями проезжающие мимо арабские машины. Жители этих деревень пользуются всеми преимуществами граждан Израиля, включая потрясающую медицину и выборы, не платят де-факто налогов. Чтоб я так жил!

Те, кто уехал, оказались в руках братских арабских народов, в страшных лагерях, где они мерли как мухи. Существовали они исключительно на международную помощь, и ее братья-арабы разворовывали, но называли исключительно своей исламской помощью. Тех, кто пытался вернуться в Израиль, просто вырезали. Это, кстати, вечный парадокс войны против евреев: на одного еврея, убитого арабами в ходе войны против евреев, всегда приходилось 10 арабов, убитых самими же арабами за то, что они не хотели убивать евреев .

Тех, кто пытался уехать в другие арабские страны, братья-арабы, как я уже сказала, не пускали. Арабы – братья, но не мог палестинец уехать в Сирию и Египет – он Сирии и Египту нужен был именно в такой кондиции: нищета, голод, болезнь, мертвые сыновья, разворованная гуманитарная помощь. Кто виноват? Проклятые евреи. Братья-арабы дадут нам оружие, чтобы их убивать. Единственный способ заработать деньги.

С тех пор изменилось очень много. Контроль над лагерями беженцев худо-бедно перешел в ООН. Это давно уже не нищета – там в Газе такие дома, что не во всяком Нью-Йорке будут. От социалистической Организации освобождения Палестины контроль перешел к исламистскому Хамасу. Но смысл остался – создать из нескольких сотен тысяч людей (уже миллионов) заповедник гоблинов. Вот, в античности и в средние века иногда некоторые народы вдруг трансформировались в паразитов, способ существования которых был грабеж процветающей империи, гунны, например. Народ не сел, не жал, не пас скот, он уничтожал. А уничтоженные им народы он вбирал в себя в поисках новых жертв уничтожения.

Вот, трансформировать палестинцев в сообщество террористов, в которых роль заложников выполняют их собственные женщины и дети, вот это модус жизни, он такой. Хамас получает деньги от ООН. Эти деньги он пускает на разные душеспасительные дела – на выпуск журналов, в которых пишется, как хорошо убивать евреев, на мультфильмы, в которых маленьких мальчиков инструктируют, как стать шахидом. Других денег нет. Если человек заводит собственное дело, либо он платит Хамас, либо его убивают, либо он сам Хамас. Основная работа, за которую население Газы получает деньги, — ненавидеть Израиль. Не будешь выполнять работу – тебя убьют. Повода для примирения нету, потому что признать возможность существования Израиля – потерять опору власти или потерять право уничтожать собственный народ. Это потерять право прийти в дом человека, которого ты не любишь, влезть на крышу, оттуда послать ракету по Израилю... Ну, если повезет, в ответ прилетит самолет и раздолбает дом. И ты будешь показывать на труп твоего врага. Если очень повезет, то еще бабу его и деток тоже убьют. И вопить, раздирая лицо: "Кровавые израильские палачи! Месть неизбежна". Потому что стратегия Хамас давно даже не максимизация израильских жертв. Стратегия Хамас – максимизация жертв среди собственного населения. По какой причине? Ну, вот, по той же, по которой Сталин максимизировал жертвы. Есть тип власти, который устойчив только при максимальных жертвах, максимальном оболванивании собственного населения.

Как я уже сказала, Хамас очень хочет, чтобы Израиль вторгся в Газу. А механизм, как этого добиться, известен: надо обстреливать израильтян ракетами. Как только Израиль отвечает, надо назвать это "неспровоцированной агрессией" и увеличить обстрелы.

Почему Хамас это хочет? Может, это внутренние проблемы Хамас укрепления его собственной власти? Может, это вообще тренд наступления исламистов и следующая остановка после Бенгази? Ну, это мы увидим, в какие-то там ближайшие недели.

Фрагмент передачи "Код доступа"
Автор: Юлия Латынина
Источник: Эхо Москвы

Печать E-mail

Некоторые истины существуют вечно.

Некоторые истины существуют вечно.


Эрик Хоффер – американский философ, не еврей, занимался вопросами социальной
философии.
Обратите внимание на дату! Он родился в 1902 году и умер в 1983, написав девять книг и
получив президентскую медаль Свободы.

Его первая книга, "Подлинный верующий", была опубликована в 1951 году и считается классической.


Эрик Хоффер, июнь 1968 года. "Лос Анжелес Таймс", 26 мая 1968 года.

Вот цитата из его книги:


Евреи - своеобразный народ: то, что разрешено другим, евреям запрещено. Другие народы изгоняли тысячи, даже миллионы людей, но проблемы беженцев для них не существовало. Занималась этим Россия, Польша и Чехословакия делали то же самое, Турция вышвырнула миллион греков, а Алжир - миллион французов. Индонезия изгнала Бог знает сколько китайцев - и никто не проронил ни слова по поводу беженцев. Но в случае с Израилем перемещенные арабы стали вечными беженцами. Все настаивают на том, что Израиль обязан принять назад всех арабов до последнего.

Арнольд Тойнби назвал перемещение арабов большим злом, чем все зверства нацистов. Другие страны, победив на поле боя, всегда диктовали условия мира. Но когда побеждал Израиль, он должен был умолять о мире. Все ожидают, что единственными подлинными христианами в этом мире должны быть евреи. Другие страны, будучи побежденными, выживали и восставали вновь, но если бы Израиль проиграл войну, он был бы уничтожен полностью.
Если в июне прошедшего года Насер оказался бы победителем, он стер бы Израиль с лица Земли, и никто не шевельнул бы и пальцем, чтобы спасти евреев. Никакие обещания помощи евреям, данные любым правительством, включая и наше собственное, не стоят той бумаги, на которой они написаны. Весь мир возмущается, когда погибают люди во Вьетнаме, или когда в Родезии казнят двух негров. Но когда Гитлер убивал евреев, никто не пытался протестовать. Шведы, которые готовы разорвать дипломатические отношения с Америкой из-за того, что мы делаем во Вьетнаме, не издали ни звука, когда Гитлер уничтожал евреев. Но зато они посылали ему первоклассную железную руду и шарикоподшипники и помогали перевозить войска по железной дороге в Норвегию.

Евреи одиноки в этом мире. Если Израилю суждено выстоять, это произойдет только благодаря их собственным усилиям. Но, тем не менее, именно Израиль является нашим единственным надежным союзником, не выдвигающим никаких предварительных условий.
Мы можем рассчитывать на Израиль больше, чем Израиль - на нас. И нужно только попытаться представить себе, что случилось бы, если бы прошлым летом в войне победили арабы и стоящие
за их спиной русские, чтобы понять, насколько важным является выживание Израиля для Америки и для Запада в целом. У меня есть предчувствие, которое не оставит меня никогда - то, что происходит с Израилем, то ожидает и всех нас. Если же Израиль погибнет, уделом
нашим станет Катастрофа.

Печать E-mail

Хронология: традиция или наука

Попробуйте интереса ради взять историческую книгу и выяснить, на основе каких авторитетных источников приводятся в ней даты, относящиеся к древнему времени.

  Будет это Геродот, Тацит или археологический сравнительный анализ - выяснить невозможно. Отсчет лет от сотворения мира был известен еще праотцам, обретшим многие принципиальные сведения об окружающем мире и его духовной и материальной структурах у Шема (сына Ноаха) и его правнука Эвера, которые, в свою очередь, были носителями знаний, полученных у людей, живших до потопа.

  Возможно, что Авраам, Ицхак и Яаков пользовались этим отсчетом для практических целей; но, вне всякого сомнения, начиная с момента выхода из Египта, это летоисчисление стало одной из составляющих, положенных в основу законов Торы, связанных с годовыми циклами. (Закон Торы, определяющий порядок отсчета времени был дан свыше через Моше еще в Египте вместе с повелением считать месяц исхода первым месяцем года. И он сохранился во всех еврейских общинах без исключения.)

  На вопросе датировки можно было бы не останавливаться, если бы данные о времени тех или иных событий, хранимые еврейской традицией, не расходились бы с принятыми современными историками датами, в основном относящимися к эпохе царств и периоду Вавилонского плена, на сто сорок лет, а иногда и более. Расхождение еврейской и нееврейской датировок событий после разрушения Второго Храма не является столь значительным, хотя в отдельных случаях остается принципиально важным.

  Для евреев поддержание точного отсчета лет, исключающего ошибку даже в один год, всегда был принципиально важно по многим причинам. Одна из них - необходимость отсчитывать годы семилетнего цикла и юбилейные (пятидесятые) годы. Определение лет семилетнего цикла в соответствии с общим, непрекращающимся отсчетом лет входило в обязанность Верховного суда (Ваикра, 25:5); Рамбам, Гилхот Шмита и Йовель, 1).

  Чтобы освятить пятидесятый год, каждый раз отсчитывали семь раз по семь лет. Для освящения необходимо было знать, каким годом является данный пятидесятый год в общем отсчете лет от сотворения мира. Отсчет семилетних циклов начался через семь лет после прихода евреев в Землю Израиля во времена Йегошуа и никогда не прекращался. Его не прервали и во время Вавилонского пленения, и после возвращения народа на Святую Землю и восстановления Храма продолжили исчисление. Эзра га-Софер перенял у мудрецов прошлого все детали закона о календарном цикле и традицию, сохранившую точные сведения о хронологии дат и событий, и передал их учителям и судьям следующего поколения.

  Как в период Вавилонского плена, так и во времена последнего изгнания, начавшегося с поражения народа в Иудейской войне, отсчет лет не утратил своего юридического значения, ибо запрет Торы требовать долг после седьмого года по постановлению мудрецов действует даже в то время, когда нет Храма. Также обязательным считается в наше время и закон о прекращении обработки земли в седьмой год. Нет другого такого народа, который бы так заботился о точности передачи традиции датировки и для которого определение числа лет имело бы столь важное значение, связанное с ответственностью перед Всевышним за соблюдение Его закона.

  Отсчет лет, который принят у народов мира, не может сравниться с тем, который ведут евреи. Сведения о хронологической последовательности событий никогда не передавались из поколения в поколение как обязательные знания для тех, кто считает себя носителем традиции, лежащей в основе той или иной культуры. Более того, датировка событий, ставшая основой современной истории, была ретроактивно реконструирована в довольно поздний период формирования государственных институтов. Иными словами, когда наступил 3760 год от сотворения мира, ни один человек на свете не знал и даже не мог подозревать о том, что началась "новая эра" - ибо сама мысль о введении нового летоисчисления еще не родилась. И на второй год никому не было известно, что прошел уже один год от начала новой эры, и так - вплоть до начала пятого столетия. В результате, год рождения основоположника христианства был определен неверно: события, которые евангелия относят к году рождения этого человека, не могли произойти в год, впоследствии объявленный годом его рождения.

  В соответствии с описанием, приведенным в евангелиях, он родился, когда еще был жив царь Ирод. Но царь Ирод умер за три года до того года, который, в соответствии с христианской традицией, стал началом отсчета новой эры (в 3557 году, а не в 3560). Еврейская традиция точно сохранила эту дату, так как день смерти Ирода - первого в истории еврейского народа царя-нееврея - на протяжении долгого времени отмечался как полупраздничный день. Ни один народ и ни одно племя не вело непрерывного отсчета лет и не занималось вопросами хронологии. Среди народов мира было принято вести отсчет лет, начиная со вступления на трон правящего царя или первого царя правящей династии. Ни один из народов не вел непрерывного отсчета лет, и со сменой царя или династии отсчет лет начинался заново. Для определения дат при составлении документов пользовались годами правления здравствующего на тот момент царя. Самого понятия «история» не существовало у древних народов - оно было им не нужно, потому что идеи неслучайности и взаимосвязи событий не было ни у одного из них. Примером могут служить древние мифологии, которые всегда вневременные и не соотносятся с каким-либо периодом времени.

   В еврейском календаре понятие «год» строго зафиксировано. У народов мира оно менялось несколько раз, и длительность года не всегда соответствовала современным представлениям. Сначала у римлян длительность года равнялась 355 дням, что приблизительно соответствует длительности двенадцати лунных циклов. Юлий Цезарь установил год длиной в 455 дней. Изменением длительности года занимался также император Август. Вплоть до периода разрушения Второго Храма у римлян не было понятия солнечного года, состоящего из 365 1/4 дня.

  Принятая на сегодняшний день хронология основывается на труде одного единственного человека. Когда в 435 г. н. э. умер последний император Западной Римской империи и возникла проблема с дальнейшим отсчетом лет, Дионисий Егзиус рассчитал задним числом дату рождения основателя христианской религии. Впоследствии было доказано, что его расчет неверен: ошибка составляет минимум четыре и максимум семь лет).

Печать E-mail

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!