Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Пинхас
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Шлах: Та еще разведка

 

 

Разведчики, посланные Моше из Кадеш Барнеа, обошли всю землю Кнаан за сорок дней и, вернувшись, сказали правду. Чистую правду… Но представили дело так, будто завоевать ее невозможно. Да и если чудом удастся победить великанов, населяющих ее, жить в ней будет невозможно. «Земля, пожирающая живущих на ней» (Бемидбар, 13:32) - сказали они.

 

Как они пришли к такому выводу?

 

Мидраш утверждает, что, когда разведчики были в земле Кнаан, ее жители начали умирать по непонятной причине. Поэтому никому не было дела до чужеземцев, появлявшихся то тут то там, то у одного, то у другого укрепленного города.

Эти внезапные смерти не были случайностью: Всевышний забрал жизни правителей и сильных воинов, чтобы все население страны было занято похоронами, и дрожало от страха, что жизнь каждого и каждого может внезапно оборваться. Благодаря этому разведчики смогли пройти по стране от одного ее края до другого. Но они, разведчики, видели во всем только плохое: «Это земля поедает своих обитателей – даже сильные люди не способны выжить здесь» - решили они.

И так они и сказали всем сыновьям Израиля. Для того чтобы подтвердить свои слова, они показали принесенные ими плоды: «Посмотрите, какие они большие. У этой земли сумасшедшие силы. И она опасна для людей! Даже для самых сильных».

 

Правда, как форма обмана

 

Они не обманывали, говорили правду. То, что увидели, точнее, то, как увидели, так и рассказали. Почему же виноваты? Потому что так увидели. Говорится в Коэлет (5:5): «Не говори перед ангелом (обвинителем): «Ведь ошибка это»». Иными словами, только в земном суде можно сказать: «Извините, ошибся». А перед лицом Небес – не стоит. Это только вызовет гнев. Ведь у всякой ошибки есть причина: какой-то грех, который человек совершил ранее. Именно он не позволяет сделать правильные выводы. Их диктует дурное начало, проникшее в сердце человека. И поэтому разведчики увидели в земле Кнаан только плохое. Даже в хорошем они нашли только темные стороны. А что же заставило их так посмотреть на вещи? Все они были людьми важными, главами колен, и хотели оставаться в пустыне, так как боялись, что для войны потребуются другие руководители, и они потеряют свое положение. И там, где следовало увидеть руку Всевышнего, защищающую их, они увидели только смерть, там, где следовало увидеть плодородие земли, они увидели опасность. Это и называется «дурной язык». Он начинается с «дурного глаза», который видит только негатив.

И наказание не замедлило прийти: разведчики умерли у всех на глазах тяжелой смертью, а народ, который поверил им, а не Всевышнему был наказан сорока годами блуждания по пустыне.

 

Еще один поворот

 

Казалось бы, все понятно, и можно поставить точку. Но Раби Нахман из Бретцлава задался вопросом: «в чем корень проблемы? Нет, естественно, Зоар не ошибается, но почему же гордыня довела их до такого неверного восприятия? Надо искать корень причины. А для этого надо опуститься на уровень подсознания людей. Надо прочитать в их словах их подсознание. Почему с их уст сорвалась такая странная фраза: «Земля, пожирающая живущих на ней»…

 

Философское понятие еды

 

Съесть – это значит включить в себя, лишить собственной формы и сделать частью общего. Это то, что делает земля Израиля. Теперь представим себе, что это значит: в земле Израиля человек не может оставаться частным – он включается в орбиту общего, всего народа, его проблем, зависит от его успехов и неудач, от экономики, армии, политики, образования всех людей, живущих в стране. Более того, в духовной сфере он не может оставаться на уровне частных проблем своей души – его втягивает, всасывает общая душа Израиля, которая заставляет его видеть мир иначе, с точки зрения цельной картины, с точки зрения прошлого настоящего и будущего. Все ли это могут выдержать? Не все. Многие предпочитают оставаться в частном кругу проблем, понятий, устремлений. У них возникает конфликт с общим, так как у них на уровне подсознания рождается ощущение, что общее съедает и пережевывает их. Но для сыновей Израиля настоящее «я» проявляется только через общее. Так же как при даровании Торы: «Я» Всевышнего не поглощает «я» человека, а делает его полней, так и в земле Израиля близость Всевышнего к человеку позволяет ему полнее раскрыть свое я». И не случайно было сказано Аврааму: «Иди к себе… в землю, которую Я тебе покажу». Возвращение в святую землю – это возвращение к Богу, это возвращение к себе. Таков закон духовного мира, который отличается от закона материального, где действует закон Архимеда: одно вытесняет другое. Нет, в духовном мире не вытесняет – раскрывает. Но людям, привязанным к материи это не понять. Вот они и чувствуют, что земля пожирает их. И отрицают общее: народ, пророчество, Храм. Они могут исполнять заповеди, которые относятся конкретно к ним, к их ближайшему окружению, но неспособны понять, что есть обязанности перед всем народом. Так например – служить в армии и защищать всех сыновей Израиля. Им трудно представить себе, что построение государства и его укрепление так же является заповедью. Некоторые остаются за пределами земли Израиля, где нет необходимости решать проблемы всего народа, некоторые отрицают, что есть общие заповеди. Некоторые не отрицают – отдвигают от себя подальше мысли о глобальных задачах народа. Все это сродни греху разведчиков, боявшихся, что земля проглотит их.

 

Рав Зеэв Мешков

 

Печать E-mail

Недельная глава Шлах: ОБЩЕНИЕ С ДУХАМИСПОСОБНОСТЬ ОШИБАТЬСЯ

 

Ошибка разведчика

 

В недельной главе «Бешалах» рассказывается о том, как десять из двенадцати разведчиков, посланных выяснить ситуацию в Эрец Исраэль, неверно ее оценили, и «распустили худую молву о земле, которую обозрели» (Бемидбар 13:32). Со своей стороны сыны Израиля поверили отчету большинства и в испуге пожелали вернуться в Египет. В результате Всевышний наказал народ сорокалетним скитальчеством в пустыне.

В нашей главе рассказывается не только об этой ошибке разведчиков, но и об ошибке вообще: «Если же по ошибке не исполните какой-либо из всех заповедей, о которых Господь говорил Моше. Из всего, что заповедал вам Господь через Моше с того дня, когда Господь заповедал и впредь, во все поколения ваши, То, если по недосмотру общины сделалось это по ошибке, пусть вся община назначит быка молодого во всесожжение, в благоухание Господу, с хлебным приношением и возлиянием его, по обряду; и одного козла в грехоочистительную жертву. И искупит священник всю общину сынов Израиля, и будет прощено им, потому что это ошибка, и они принесли свою жертву на возжигание Господу и очистительную жертву свою пред Господа за ошибку свою. И будет прощено всей общине сынов Исраэйля и пришельцу, проживающему среди них, потому что весь народ сделал это по ошибке. Если же одна душа согрешит по ошибке, то пусть принесет козу годовалую в грехоочистительную жертву. И искупит священник душу ошибшегося; так как согрешил по ошибке пред Господом, то следует искупить его; и будет ему прощено». (Бемидбар 15:22-26)

Итак, ошибки не только нами постоянно совершаются, но в определенном отношении даже неизбежны, неизбежны до такой степени, что Тора предлагает специальные законы, связанные с погашением их бремени.

Традиция выделяет три причины, приводящие к ошибочным действиям: «шгага» (невнимательность и забывчивость), «онес» (принуждение) и «омер мутар» (ошибочное мнение).

Человек, нарушивший заповедь по невнимательности (например, машинально включивший свет в субботу), несет частичную ответственность, нарушивший по принуждению – не несет никакой ответственности, а имеющий ошибочное мнение в ряде случаев отвечает частично (то есть приравнивается к «шгага»), а иногда не отвечает никак (приравнивается к «онес»).

«Худая молва», распущенная разведчиками об Эрец Исраэль, а именно их заключение, что «не можем мы пойти на народ тот, ибо он сильнее нас» (Бемидбар 13:31), традиционно расценивается как подлежащая наказанию трусость, а не как «ошибочное мнение». И все же совсем исключить выводы разведчиков из этой категории было бы странно. Даже при всем том, что Всевышний был разгневан реакцией народа и наказал его, в целом отчет десяти разведчиков выглядит не злонамеренной клеветой, а некоторой аберрацией, возникшей под воздействием «субъективных факторов».

Ошибки такого рода гораздо сложнее, гораздо многоплановее любой частной небрежности, чтобы их можно было свести к забывчивости и невнимательности. Такие ошибки содержат тонкие психологические механизмы самообмана, которые собственно и наказываются Богом. Но все же это именно «ошибки», причем те самые, которые совершаются людьми особенно часто.

Итак, человеку свойственно ошибаться, причем далеко не всегда удается ясно осознать, в какой мере речь идет о собственно просчете, а в каком о «вытеснении», то есть об уклонении от достойного выбора.

Более того, возможность ошибки представляет собой не просто что-то побочное в человеческой жизни, но является средой собственно человеческого обитания, напрямую связанной с нравственной свободой. Чтобы это осознать, достаточно сравнить человеческие ошибки с ошибками, совершаемыми другими существами, и тем более вычислительными приборами.

В самом деле, ошибки компьютеров, «баги», есть результат недодуманности программистов, то есть опять же человеческие ошибки, сами же компьютеры «мыслят» безошибочно. Что касается животных, то они ошибаются крайне редко, и всегда по причине несовершенства прибора (например, мотылек, летящий на пламя свечи). То же самое можно сказать и об ошибках ангелов, которые, как это описывается в трактате Хагига (4-5), предельно редко, но тоже встречаются.

 

Крематорий рационализма

 

Человек же ошибается сплошь и рядом, он городит одну глупость на другую, и то и дело добивается своими поступками целей, прямо обратных тем, которые ставил. А прозрение, если оно вообще приходит, приходит слишком поздно.

Что это значит? С чем связано это феноменальное по своей неадекватности поведение человеческих существ? По-видимому, с творчеством. Деятельность человека решительно отличается от деятельности ангела или животного тем, что он творит, создает новое, то есть выбирает не между наличными предметами, а между их потенциями. Человек выбирает между предметами, которые еще только предстоит привести к существованию, предметами, которые до конца не различились, очертания которых призван выявить именно он.

Это вытекает из того особого положения, которое занимает человек в мире, и которое в следующих словах характеризует Рамхаль: «Основа сущности мира - в высших силах. Все, что существует в нижнем физическом мире, есть порождение этих сил… Согласно этому принципу, начало всего сущего - вверху, в высших силах, а конец - внизу. Однако есть одно исключение из этого правила: все, что касается человеческого выбора. Творец пожелал, чтобы у человека была возможность свободно выбирать между добром и злом, и поэтому создал его независимым в этом от кого бы то ни было. И наоборот, Всевышний дал человеку силу быть побудительной причиной изменения самого мира и его творения согласно тому, что он выберет по своему желанию» (Дерех Хашем. 5.3-4).

Итак, человек – это не прибор, не проводник решений вышестоящих инстанций, он действует «снизу», причем вполне самостоятельно. Но именно поэтому человек имеет дело не с наличной действительностью, а с действительностью возникающей, становящейся, более того, с действительностью, порождаемой им самим.

Европейцы - единственные люди на планете, которые, казалось бы, до конца осознали это положение. Уже столетия назад они решили поменьше опираться на традиции и побольше на самих себя, на свой разум. Однако само это решение нисколько не гарантировало безошибочного поведения, и на деле Европа превратилась в самый грандиозный в истории крематорий рационализма. Объявив себя свободными от недостоверных и иллюзорных учений, европейские народы уже второй раз в течение столетия спаливают свой разум в топке самообмана. Первый раз это произошло, когда они пали в объятия тоталитаризма, и второй - когда пошли на поводу у подпевающего исламу либерализма.

Пожалуй, никто лучше не выразил происходящее в Европе, чем испанец Себастьян Вилар Родринес: «Я шёл по улице в Барселоне и вдруг открыл для себя ужасную истину – Европа умерла в Аушвице. Мы убили шесть миллионов евреев и заменили их на двадцать миллионов мусульман. В Аушвице мы сожгли свою культуру, мышление, творческий потенциал, талант. Мы разрушили избранный народ, избранный по-настоящему, ибо он породил великих и замечательных людей, изменивших мир. Вклад этих людей ощущается во всех областях жизни: в науке, искусстве, международной торговле, но прежде всего – в том, что они подарили миру понятие совести. И вот, под маской терпимости, желая доказать самим себе, что мы излечились от вируса расовой вражды, – мы открыли ворота двадцати миллионам мусульман, которые принесли нам религиозный радикализм и нетерпимость, преступность и бедность, вызванные нежеланием работать и поддерживать достойное существование своих семей». И нельзя исключить, что когда-нибудь это наблюдение станет достоянием ума среднего европейца.

Человека отличает постоянный рост, постоянная открытость, причем как к доброму, так и к злому. Перепроверка - это среда обитания человеческого творчества, он учится, прежде всего, на ошибках. Ошибка тем самым – это один из необходимых двигателей прогресса. Избавь нас, Боже, от ошибок, но не дай нам утратить саму возможность ошибаться.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Шлах. НАЦИОНАЛЬНАЯ ЛОГОТЕРАПИЯ

Богохульство и фобия

 

В недельной главе «Шлах» говорится о хуле на Всевышнего: «Тот же, кто сделает что рукою дерзкою из туземцев или из пришельцев, Господа он хулит, и да истребится душа та из среды народа своего, Ибо слово Господне он презрел и заповедь Его нарушил; истребится непременно душа та; грех ее на ней» (15:30-31).

Слова «рука дерзкая», «рука поднятая» («яд рама») многие комментаторы понимают расширительно, как восстание против законов Торы, как желание доказать их ложность. Между тем Раши трактует их именно как хулу, как сознательную, злонамеренную хулу. Но разве богохульство может быть совершено не «дерзкой рукой», то есть ненамеренно, по ошибке?

По-видимому, может. Например, когда человек просто не сознает недопустимость брани, в том числе брани в адрес Создателя. Кроме того, богохульство может явиться результатом болезненного психического состояния. Причем пример такого отклонения, такой фобии, завершившейся осквернением Имени, дается как раз в нашей недельной главе: «И распускали худую молву о земле, которую обозрели, между сынами Израиля, говоря: земля, которую проходили мы, чтобы обозреть ее, это земля, поедающая живущих на ней; а весь народ, который видели мы на ней, люди великорослые. Там же видели мы исполинов, сынов Анака, из исполинов; и мы были в глазах своих саранчой, такими же были мы в их глазах. И подняла вопль вся община, и плакал народ в ту ночь» (13:32-14:4).

Этот безосновательный плач, как говорится в мидраше, в последствии как раз и явился причиной дальнейших слез, слез имеющих самые веские основания. Великая дата - 9 аба, исходно предназначенная свыше для вхождения в Эрец Исраэль, дата, которая должна была стать одним из великих праздников, превратилась в день траура, в день плача по двум разрушенным Храмам. Фантомный патологический страх вызвал истинные бедствия, как сказано: «ужас, которого боялся я, пришел ко мне, и то, чего опасался я, пришло ко мне» (Иов 3:25).

Но каким образом психическое расстройство может так сурово караться? Как можно так серьезно наказывать за нервный срыв?

Во-первых, «в осквернении имени Всевышнего не важно, сделано ли оно было невольно или по злому умыслу» («Пиркей авот» 4:4), а во-вторых, дело, по-видимому, заключается не просто в наказании, а в психологической закономерности. Страх парализует механизмы сопротивления, страх – это стартер лавинообразно нарастающих бедствий. Так Виктор Франкл пишет: «На примере страха ожидания ясно, что страх способствует осуществлению того, чего мы боимся. Короче говоря, если желание называют отцом мысли, то боязнь - это мать явления, в частности такого, как болезнь. Ведь точно так же, как страх приводит к осуществлению того, чего человек боится, форсированное желание делает невозможным то, на что оно нацелено. Используя это, лого-терапия пытается заставить пациента желать того или делать то, чего он как раз так боится».

 

«Хилуль» и «холь»

 

И далее Франкл переходит как раз к теме богохульства: «Отдельно стоит затронуть навязчивые представления богохульного содержания. С ними нам, пожалуй, удается справиться лучше всего. Мы стремимся обратить внимание пациента на то, что, постоянно опасаясь совершить богохульство, он тем самым его и совершает, ведь самое настоящее кощунство - считать Бога настолько плохим диагностом, что он не в состоянии дифференциально диагностировать, где богохульство, а где навязчивые представления».

Итак, по Франклу богохульнство - думать, будто Всевышний не способен различить между хулой, совершенной «рукою дерзкой», и хулой непроизвольной, и предлагает лечить это состояние… сознательной хулой, изгоняющей страх.

Прежде всего следует заметить, что сказанное Франклом не противоречит утверждению, что «в осквернении имени Всевышнего не важно, сделано ли оно было невольно или по злому умыслу» («Пиркей авот» (4:4). Магараль следующим образом комментирует это высказывание: «Сказанное не означает, что согрешившему по ошибке положено такое же наказание, как и тому, кто сделал это по злому умыслу. Имеется в виду, что оно все же будет более строгим, чем воздаяние за другие проступки, совершенные этим человеком по неведению. Суровое отношение к согрешившим по ошибке мы находим в Законе еще в двух случаях: того, кто убил человека непреднамеренно, изгоняют в специально отведенные для таких убийц города, а того, кто случайно нанес чьему-либо имуществу ущерб, обязывают возместить его – так, как если бы он сделал это по злому умыслу. В обоих случаях, несмотря на мотивы тех, о ком идет речь, их поступки привели к необратимым последствиям. Подобно этому, мотивы того, кто осквернил имя Всевышнего, несущественны – важно лишь, что в глазах людей это – свершившийся факт» (Дерех хаим).

Итак, несмотря на то, что богохульство, произнесенное даже непроизвольно – не невинная забава, утверждение Франкла остается в силе: Всевышний прекрасно может различить между здоровьем и болезнью, и признает терапевтический смысл логотерапии. И это мы видим из дальнейшей еврейской истории, а именно из «богохульного» характера политического сионизма.

Факт налицо, безбожное сионистское движение (столь неприязненно встреченное ортодоксами) призвало евреев подниматься в Эрец Исраэль вопреки арабским великанам и еврейским пигмеям – сделало свое дело, сломило галутный психоз.

Светский сионизм – это национальная логотерапия. Содержа в себе элемент произвольной «хулы» - в терминах рава Кука «хуцпы» - это движение парадоксальным образом стало выводить народ из состояния духовного паралича.

Брат Стефана Цвейга Арнольд приводит слова британского военного губернатора Палестины, сказанные вновь прибывшим офицерам колониальной службы: «Джентльмены, над Британской империей никогда не заходит солнце. Управлять такой махиной при помощи одной лишь военной силы невозможно. Поэтому каждый офицер колониальной службы должен быть не только военным профессионалом, но еще и психологом, социологом, полиглотом и т.д. Он должен знать и понимать смысл поведения и мотивации тех народов, среди которых протекает его служба. Так мы знаем, что сикхи отважны, китайцы хитры, арабы взрывчаты и т.д. Но здесь, на этой земле, мы встречаем еще один народ – это евреи.

Господа, во время гражданской войны в России я был прикомандирован к штабам антибольшевистских вооруженных формирований. Я видел жестокие еврейские погромы, когда громилы врывались в еврейские подвалы, где бледные молодые люди, густо присыпанные перхотью с длиннющими пейсами, заплетенными в косички, при слабом свете сальных свечей изучали какую-то мудрость, нарисованную квадратными буквами в старинных книгах. Бандиты насиловали их жен и сестер, убивали родителей, а молодые люди не сопротивлялись, наоборот, они падали на живот и целовали сапоги бандитам – вымаливали свою жалкую жизнь. Джентльмены, это было омерзительное зрелище.

С таким представлением о евреях я уехал в Лондон и здесь получил направление в Палестину. Через несколько месяцев к этому берегу начали швартоваться большие транспорты, на которых прибыли тысячи этих золотушных юношей из России. Но едва их нога касалась этой земли, они изменялись неузнаваемо. Где-то через месяц они сбривали пейсы, надевали голубые рубашки и брали в руки оружие. И нет на земле солдат страшнее их!».

Впрочем, время не стоит на месте. Подлинное исцеление от галутного невроза, по всей видимости, должно ознаменоваться не только призывом харейдим в строевую службу, но и углублением религиозного характера самой израильской армии.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Шлах: Сорок лет блуждания и две тысячи лет изгнания

Через год после Исхода было завершено строительство Мишкана, сделавшее пребывание Б-га в среде народа постоянным. И тогда сыны Израиля направились к границам Земли Кнаан, достигнув их через 11 дней. Они расположились станом в Кадеш Барнеа, готовясь завершить Исход: войти в Святую Землю, уничтожить идолопоклонство, жестокость и ложь сначала в Израиле, а затем и повсюду – преобразовать весь мир так, чтобы осуществились слова пророчества: «Наполнится земля знанием Б-га» (Йешаягу) . Но этого не произошло. Через сорок лет после трагических событий Моше вспоминал о случившемся, стремясь объяснить евреям основную причину ошибки предыдущего поколения, совершившего Исход из Египта и не захотевшего войти в Землю Израиля, а потому обреченного Всевышним доживать свои дни в пустыне.
«Сказал я вам: «Дошли вы до горы эмореев, которую Б-г, Всесильный наш, дает нам», - вспоминал Моше те слова, с которыми он сорок лет назад обратился к людям, как полководец обращается к войску перед штурмом крепости. «Смотри, дал тебе Б-г, Всесильный твой, землю эту, ступай и овладей ею, как говорил тебе Б-г, Всесильный отцов твоих, не бойся и не страшись». Но все вы подошли ко мне и сказали: «Пошлем людей перед собою, чтобы они разведали землю эту...» (Дварим, 1:20-22).
Разведали... Не разведать дороги и слабые места крепостей хотели сыновья Израиля, а посмотреть и проверить, хорошая эта земля или нет. Почти никто из этого поколения не понял, что Всевышний дарует не землю как поле или виноградник, а возможность всегда быть с Ним – ощущать Его Присутствие: идешь за плугом, сеешь, собираешь урожай, строишь дом – и каждое движение, и дыхание, и сама жизнь обретают вечный смысл, делают человека умнее и лучше, еще полнее раскрывая заложенные в нем Образ и Подобие, а значит – приближают к Творцу мира. Возвращение в Землю понимается как возвращение к Б-гу, а о том, кто живет за пределами Земли Израиля говорится, что у него как будто нет Б-га (Ктубот 112а). Если человек ориентирован на духовность, если для него благо – быть с Б-гом и он не бежит от Него, чтобы спрятаться за деревьями, как Адам после первого преступления, – тогда ему хорошо на этой земле как в материальном, так и в духовном плане, независимо от величины и количества плодов. Однако тому, кто не понимает сам, объяснить это невозможно, так же как невозможно рассказать об ощущениях: о красках – слепому, о музыке – тому, кто никогда не слышал. Земля Израиля не раскрывается людям, погруженным в материальные проблемы. Как любая духовная сущность, эта земля видится человеку такой, какой он хочет ее видеть – подобно ману, который, оставаясь круглым и прозрачным, имел вкус той пищи, которую человек хотел есть.
Среди 12-ти человек, посланных «разведать землю», был Ошеа, любимый ученик Моше. Моше обращается ко Всевышнему с молитвой и просит спасти его от «совета разведчиков». Он изменяет его имя на Йеhошуа: добавив йод, превращает это имя в два, слившихся вместе слова: «Всевышний спасет» . Кроме того, буква hэй, с которой начинается имя Ошеа, часто используется для вопроса: «А есть ли? А правильно ли? А хорошо ли?..» А Земля Израиля не постигается через вопросы и ответы - она раскрывается сердцем. Поставив йод на первое место, Моше придал Йеhошуа дополнительную способность целостно воспринимать действительность: буква йод, похожая на точку, олицетворяет единство и цельность.

Второй человек, намерения которого были и остались чисты, – Калев. Как только разведчики вошли в Землю, он отделился от них и с огромным риском направился к могиле праотцов в Хевроне. Там, на могиле Авраама, Ицхака и Яакова, он просил у Всевышнего, чтобы ему было дано почувствовать Землю так же, как чувствовали ее они. Тогда, вернувшись на стоянку к народу, он сможет сказать: «Хороша земля эта очень-очень».
Разведчики, по поручению Моше, принесли с собой плоды Земли. Но показав плоды людям, они сказали: «Насколько велики плоды, настолько велики и люди, проживающие в той земле, и одолеть их невозможно». Родившийся страх не позволил ощутить и осознать святость Земли. Народ не услышал Калева и Йеhошуа, которые повторяли: «Хороша земля эта очень-очень».
Хороша, потому что хороша сама по себе, и хороша, потому что делает хорошим того, кто готов воспринимать ее благо. Калев обратился к народу. «Непременно взойдем и овладеем ею», – говорил он, но его слова остались неуслышанными. Народ плакал и был на наказан за это упорное непонимание – непонимание того, что Присутствие Всевышнего проявляется не только на горе Синай и не только в переносном Храме, и что каждое движение руки человека, преисполняясь святости, в Святой Земле становится силой, пробуждающей все новое и новое раскрытие через руки, держащие копье, лук и стрелы, через страх и бегство врагов добра и правды, через виноград, инжир, финики, гранаты, маслины, пшеницу и рожь – плоды, которыми славится Земля Израиля.

Когда говорят о самом трагичном дне в еврейском календаре – девятом числе месяца Ав, то вспоминают, что в этот день дважды был разрушен Храм: в 422 г. до н. э. – халдеями, а в 68 г. н. э. - римлянами. И гораздо реже вспоминают, что в этот день вернулись разведчики и сказали: «Это земля, пожирающая живущих на ней» . Народ плакал и отказался войти в Землю, дарованную Б-гом.
Это забывание объясняется тем, что раскаяние – самая трудная заповедь: человек подсознательно пытается скрыть самый тяжелый и самый очевидный грех, который, казалось бы, он должен был бы признать сразу, ужаснуться содеянному, просить прощения у Творца и исправить все, что только в его силах.
Мы без конца повторяем: «Первый Храм был разрушен за преступления человека по отношению ко Всевышнему, а Второй – за преступления людей по отношению друг к другу». Однако ни то, ни другое невозможно исправить, пока не будет выявлен корень и причина грехов. И тогда мы поймем, что это не две болезни, а одна, и сможем излечить ее.
На настоящую причину указывает Тора: оба Храма были разрушены в тот день, когда народ отказался войти в Землю. Причина всех бед – нежелание жить с ощущением святости всего, что окружает человека, включая самые будничные вещи. С годами это нежелание раскрывается как цепочка преступлений по отношению к Б-гу и к людям и приводит к разрыву связи с Творцом (то есть разрушению Храма) и изгнанию.
Грех этот не исправлен и по сей день. Довольно часто приходится слышать, что пока не проявилось Б-жественное Присутствие, не следует жить на Святой Земле. Но как же Оно проявится, если здесь не будет евреев?! Для кого проявится Оно? Раскрытие кто-то должен воспринять. Раскрытие возможно только тогда, когда весь народ собран вместе и никто не остался вдалеке.

Тора требует от еврея жить в реальном мире и привносить в него святость, а не превращаться в ангела, переходя в область чистой абстракции: «Когда будешь есть плоды рук своих, счастлив будешь и будет тебе хорошо». Точно так же она требует от народа создать реальное государство, способное самостоятельно решать военные, экономические и духовные проблемы, а не жить постоянно мечтой об «олам аба» – будущем мире. Тора раскрывает все хорошее, что есть в человеке, если он, подчинившись ее законам и достигнув их глубокого понимания, живет и работает на Земле. А положительные черты, присущие обществу в целом, проявляются в реальной действительности, когда согласно тем же законам, правильно осмысленным и хорошо осознанным, создается государство. Иными словами, народ, объединяя свои усилия во имя достижения той цели, ради которой он был создан, раскрывает свои истинные внутренние свойства, заложенные в нем Б-гом. Этот процесс трудно описать с математической точностью - действие многих факторов делает путь к исправлению общества сынов Израиля похожим на горную дорогу, то поднимающуюся вверх, то круто спускающуюся вниз. Для возрождения нации необходимо решить многие проблемы, которые накапливались столетиями и проявились только в тот момент, когда началось строительство государства.
Построение справедливого, устойчивого и процветающего государства – самая сложная задача из всех, которые Тора поставила перед сынами Израиля. История не знает ни одного примера, когда людям удалось бы приблизиться к ее решению, кроме, быть может, еврейского царства во времена Шломо.

Печать E-mail

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!