Недельная глава Корах. Куда собирался Корах?

  Восстание

 «И отделился Корах, сын Ицгара, сына Кегата, сына Леви, и Датан и Авирам, сыны Элиава, и Он, сын Пелета, люди из колена Реувена. И встали перед Моше, и с ними двести пятьдесят мужей из сыновей Израиля… люди именитые. И собрались против Моше и Аарона, и сказали им: «Полно вам! Ведь вся община, все святы, и среди них Б-г. Почему же вы поставили себя над собранием Б-га?» (Бемидбар, 15:12).

 

Аргументы и факты

 Бунт Кораха вспыхнул после того, как сыновья Израиля отказались выйти на завоевание земли Кнаан и были наказаны сорока годами блуждания по пустыне. Сорок лет… Кто знает, что будет через сорок лет…

И вот Корах собирает людей именитых и мудрецов Торы, подходит к Моше и говорит ему, что причина неудачи заключается в том, что он и его брат Агарон захватили власть. Да, Моше – пророк. Но ведь каждый пророк, пропуская через себя свет Всевышнего и распространяя его на всех людей, привносит что-то свое, личное. И его задача сделать так, чтобы испорченность, которая есть в нем, не привела его к ошибкам в восприятии и передаче пророчества.

 

Цицит

В качестве доказательства, что Моше часто допускает ошибки, Корах привел заповедь голубой нити цицит и заявил, что в ней нет логики. Ведь, по утверждению Моше, человек может носить только ту одежду, к углам которой привязаны голубые нити. А если у кого-то есть голубой талит… Неужели четыре голубые нити позволяют носить одежду, а множество голубых нитей, из которых соткан талит, нет?

Корах утверждал, что Моше не случайно придумал заповедь, указывающую на то, что: все нити зависят от одной: ему нужно было утвердить в сознании людей, что весь народ ничего не стоит без него. Только человек, преисполненный гордыни и считающий себя той частностью, в которой нуждаются все, мог создать такую теорию! – утверждал Корах.

 

Мезуза

Он так же стремился показать, что и заповедь мезузы противоречит логике. «Неужели дом, который заполнен свитками Торы, нуждается в том, чтобы к косяку его двери прикрепили мезузу?» – спрашивал Корах. И раскрывал свое понимание этой заповеди: весь народ наполненный знаниями, похож на дом, наполненный книгами, а Моше, который знает лишь часть из того, что знают все, – как отрывок текста, укрепленный при входе в дом. «Таким образом, – разъяснял Корах, – эта заповедь призвана убедить людей, что народ, получивший Тору с горы Синай, когда Б-г говорил с каждым, зависит напрямую от знаний Моше. А этого не может быть!»

 

Налево, направо?

Присутствуй мы при этом разговоре, смогли бы понять кто прав? Ведь, несмотря на то, что Моше вывел народ из Египта, он не смог ввести его в землю Кнаан. И очень может быть, что некоторые из нас сказали бы, что ни прошлые заслуги Моше, ни сотворенные им чудеса не дают ему преимуществ перед другими, и пришло время передать руководство кому-то другому. И не стоит обвинять людей в том, что они послушали разведчиков, ибо допущенные народом ошибки – всегда результат просчета руководителя.

 

Критерий истины

Существует ли критерий, позволяющий определить, кто ошибается?

Ответ один: идти следует за тем, кто призывает войти в землю Израиля и завоевать ее. А того, кто хочет служить Всевышнему в пустыне или призывает вернуться в Египет, не стоит слушать. Этот путь ведет к духовной деградации и, в конечном итоге, к гибели.

Кораху было все равно, где служить Всевышнему, все, что его интересовало, это войти в Мишкан и принести воскурения. А его союзники Датан и Авирам обратились к Моше со словами: «Разве мало того, что ты вывел нас из земли, текущей молоком и медом, чтобы уморить нас в пустыне, что ты еще и властвовать хочешь над нами?» (Бемидбар, 16:13). Они назвали Египет землей, текущей молоком и медом и, если бы им удалось прийти к власти, то вернули бы всех в страну фараонов. И поэтому под их ногами разверзлась земля, показав, что не желает носить тех, кто отдает предпочтение Египту, как сказано: «И раскрыла земля рот свой, и поглотила их, и домашних их, и всех людей Кораха, и все имущество их. И сошли они со всем принадлежащим им живыми в недра земли» (Бемидбар, 16:32- 33).

 

Корах победил!

Если бы сыновья Израиля поверили Моше… Но они поверили Кораху. И уже после того, как его спалил вышедший из Мишкана огонь, после того, как Датана, Авирама, их семьи и их сообщников поглотила земля, они сказали: «Вы умертвили народ Б-га» (Бемидбар, 17:6): добились своими молитвами, чтобы Небеса послали несчастья тем, кто возражал вам, тем, кто представлял интересы народа.

Объяснением такого настойчивого непонимания, на чьей стороне правда, может быть только одно: сыновья Израиля не хотели подниматься на завоевание земли и через сорок лет, а предпочли бы вернуться в Египет. И тогда вспыхнул гнев Всевышнего, который был готов уничтожить весь народ.

 

Выбор

Если бы на протяжении истории мы шли за теми, кто призывал нас прийти в Землю Израиля, а не за теми, кто призывал нас остаться в странах рассеяния, объясняя, что там удобнее служить Всевышнему и можно подняться на гораздо более высокий духовный уровень, мы избежали бы многих трагедий. Но и сегодня можно услышать мнение уважаемых религиозных авторитетов, что еврею не запрещено жить в Германии, так как там у него есть условия, позволяющие посвятить свое время изучению Торы.

 

На реке вавилонской

Если бы в четвертом веке до н.э. весь народ последовал за потомком Давида Зерубавелем и вернулся из вавилонского плена, а не остался на берегах реки Прат соблюдать заповеди Торы на чужой земле, то Божественное Присутствие вернулось бы в Йерушалаим (Йома, 9а).

Если бы народ откликнулся на призыв Эзры и поднялся стеной, когда уже был восстановлен Храм, то не пропали бы десять колен, к которым он обращался, и не растворились бы многие общины на бескрайних просторах Персидской империи. И об этом сказано: «Если бы поднялись стеной, во времена Эзры, то были бы похожи на серебро (которое не ржавеет). А ведь только немногие из вас пришли. И теперь вы (все оставшиеся) будете похожи на деревянную доску, которая лежит и гниет» (Йома, 9б).

 

По следам рава Йегуды

Если бы в третьем веке н.э. мы приняли позицию раби Зейры, который пешком отправился из Персии в Землю Израиля и, как только пересек границы святости, поцеловал камни... Но мы почему-то предпочли (а многие и до сих пор предпочитают) опираться на мнение рава Йегуды, который говорил, что запрещено переходить из Бавеля в землю Израиля, так как там существует система обучения Торе (Ктубот, 112а).

 

За теми, кто восстал против Рамбама

Если бы мы в двенадцатом веке прислушались к Рамбаму, который сказал: «Пусть всегда человек живет в земле Израиля, даже в том месте, где большинство неевреев, и не живет за пределами земли Израиля, даже в том месте, где большинство евреев» (Гилхот млахим, 5:12). Но многие были на стороне тех, кто запретил читать его книги, и в своих трудах ни разу не упомянули о том, что заповедь раскаяния по любви невозможно исполнить без возвращения в землю Израиля (Раби Йона, Шаарей тшува).

Если бы мы послушали Рамбана, который сказал: «Мы не имеем права оставить ни одно место не завоеванным и незаселенным» (Асагот аль Сэфер га-мицвот).

 

За теми, кто забыл «Кузари»

Если бы мы послушали раби Йегуду га-Леви, который писал «Всей Испании богатства я бы бросил грудой хлама, и упал бы, и зарылся в прах разрушенного Храма»... Если бы мы учили его книгу «Кузари», в которой он показывает, что только в Земле Израиля человек может возвышаться духовно… Но только Вильнюсский гаон призывал учить книгу «Кузари», в которой Земля Израиля – основа всего. А другие его современники предпочитали учить кабалистические труды, в которых ни слова не говорится о Земле Израиля, о ее значении, о любви к ней о том центральном месте, которое в своде законов Торы занимает обязанность проживать в ней.

 

У нас был шанс последовать за великими людьми

В начале тринадцатого века возникло движение переселения в Землю Израиля из Англии и Франции. Среди тех, кто покинул обжитые места и поселился в Ако и других прибрежных городах, чтобы встречать корабли с евреями из Европы, были такие известные люди, как рав Йехиель из Парижа, раби Шимшон из Шанца, раби Йонатан из Лунина, раби Моше Кацин, раби Шем Тов. Их называли Баалей тосафот – мудрецами Торы, комментаторами Талмуда, последователями школы Раши. Все они были главами общин. И если бы мы последовали за ними, то, наша история пошла бы совсем по-другому.

 

Письмо барону

Если бы сразу после вручения барону Ротшильду Декларации Бальфура, мы ринулись в святую землю, то создали бы свое государство, основанное на законах Торы, еще в начале двадцатого века.

 

«Здесь оставайтесь на ночь»… Ну мы и остались

Если бы мы прислушались к призыву Зеева Жаботинского оставить Европу… Но подавляющее большинство предпочло ориентироваться на тех, кто не давал благословения на переезд в «Палестину», и на тех, кто говорил, что само название Полин (Польша) свидетельствует о том, что следует оставаться в этой стране до будущих времен («по» – «здесь», «лин» – «останься на ночь»).

 

Чем рав Кук не угодил нам?

Если бы мы поверили раву Аврааму Куку, раскрывшему в своих трудах духовное величие Земли Израиля и объяснившего, что через государство с сильной армией и развитой экономикой раскрывается Божественное Присутствие в мире. Но мы до сих пор продолжаем сомневаться, а не правы ли те авторитеты, которые призывают держаться подальше от этого государства, обвиняя рава Кука, которому не было равных в знаниях Торы, в непонимании и даже в отходе от принципов веры.

Какие бы доводы ни приводились, какие бы призывы служить Всевышнему не озвучивались, прав тот, кто призывает народ не только возвыситься духовно, но и вернуться в Землю Израиля.

 

Земля и небо

Один из основателей Сионистского движения Аврагам Менахем Мендель Усышкин говорил: «У народа столько неба над головой, сколько земли под ногами». В принципе это верно. Без своей страны не может быть духовного развития народа. И чем более развито государство, чем крепче экономика, чем сильнее армия, тем полнее проявляется тот духовный потенциал, который несет в себе общая душа сыновей Израиля. Только следует уточнить, что земля эта должна быть святой.

Печать