Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Пинхас
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Балак: ЗА СУББОТНИМ СТОЛОМ

 

 

Мечта мудреца Торы четвертого века этой эры

(Трактат Таанит, лист 8б)

 

Сказал раби Йоханан: «День, когда выпадают дожди, не менее грандиозен, чем день, когда собираются сыновья Израиля, рассеянные по всем странам, в свою землю. Ибо сказано: «Верни Бог пленников наших, (пусть придут они), как потоки (текущие)... в Негеве» (Теилим, 126).

Потоки в Негеве… Это надо видеть.

После сильного дождя в каменистой пустыне вода, которая не может впитаться в скалы, стекает в ущелья, дно которых кажется навсегда пересохшими руслами. И вот, откуда ни возьмись, появляется тонкая струйка, затем ручеек, и вдруг мощный поток, с грохотом увлекающий за собой камни, сметающий все преграды на своем пути, несется вниз, с гор в долины. Грохот, гул… Кто остановит хотя бы один такой «афик»? Горе тому, кто не остережется и в период дождей пойдет по ущелью в пустыне. Поток, прорвавшийся неизвестно откуда, появится неожиданно. Нет спасения от него. А потом, после дождей, земли в пустыне, пересохшей, безжизненной, покроются цветами, травой. Будто жизнь вернулась к мертвому телу. Так раби Йоханан представлял себе в четвертом веке этой эры собирание рассеянных. Он мечтал о том, что все сыновья Израиля, кто был угнан в плен, продан в рабство или вынужден был оставить свои наделы из-за трудностей жизни, встанут, пойдут, покидая страны рассеяния, пересекая моря и пустыни. Их караваны, приближаясь к земле Израиля, начнут собираться вместе. Все больше и больше народа. Шум, песни радости, прославляющие Всевышнего, как сказано: «Тогда наполнятся наши уста смехом, и на языке нашем будет песнь» (Теилим, 126). Это будет похоже на исход из Египта, только еще мощнее и сильнее поток, совершающих исход из рабства, стремящихся к свободе. Горы становятся равниной на пути сыновей Израиля, и пустыня зацветает у них под ногами.

И ни один из народов мира, ни их правители, политики и генералы не смогут остановить ни один из этих потоков – их просто смоет, снесет со святой земли. И очищающая сила сыновей Израиля смоет всю скверну, накопившуюся в святой земле за годы их отсутствия. И земля зацветет, деревья протянут свои ветви, отягощенные плодами, навстречу тем, кто проделал долгий путь. А они сойдутся к горе Мория и восстановят Храм. И работа их будет продвигаться так быстро и так успешно, что будет казаться, будто Храм спускается с небес. Но это была мечта… Мечта раби Йоханана, который любил землю Израиля настолько, что, когда он ел ее плоды, ему открывались тайны Торы. А что же он видел перед своими глазами? Он видел, что Византия достигает своей цели, той цели, которую не смогла достичь Римская империя: изгнать сыновей Израиля с земли Израиля. Полностью, чтобы не осталось никого. Налоги, которые должно было выплачивать еврейское население страны и преследования сделали жизнь невыносимой. И люди уезжали, уходили, оставляли родину, которую их предки не покидали столетия. Сам раби Йоханан не покидал Тверию, не выходил за пределы земли Израиля. Его любимым учителем прошлых поколений, которого он часто цитировал, был раби Шимон бар Йохай. А тот говорил: «Три дара дал Всевышний сыновьям Израиля, и все они обретаются через страдания: Тора, будущий мир и земля Израиля» (Брахот). И раби Йоханан страдал, но не покидал землю. Обретал ее страданиями. К раби Йоханану приходили ученики из Бавеля, но подавляющее большинство мудрецов предпочитали оставаться в Наардее и Пумбадите. Благодаря раби Йоханану сложилась школа, в которой сформировался Йерусалимский Талмуд. Сами мудрецы Бавеля говорили, что Вавилонский Талмуд – творение тех, кто сидит в темноте. Значит Йерусалимский – свет. И действительно, говорят, что раби Йоханан излучал свет: засучив рукав, он рассеивал темноту в темном помещении.

Мечта, свет Торы, который превратился в свет руки…

А в это время христианские паломники реками стекались в Йерушалаим, куда евреям вход был воспрещен. Они уставили святую землю крестами, построили часовни и церкви. Дух нечистоты витал повсюду. Это ли потоки, о которых мечтал раби Йоханан?

А сегодня… Мы удостоились стать свидетелями чуда, о котором мечтал раби Йоханан: потоки сыновей Израиля из разных стран хлынули в святую землю. Ничто не могло их остановить. Потому что прошел дождь, дождь Всевышнего. Многие не заметили его, а он был на всей земле: создались условия, позволяющие переселяться в землю Израиля, а потом возникли и силы, которые погнали в нее, торопили, не давали остановиться. И из Европы и из мусульманских стран… «Кто они - (вот) летят, как облако, и как голуби - в окна (голубятен)» - сказал о возвращающихся на родину пророк (Йешаяу, 60:8). Одних, как облака гнал ветер, других, как голубей тянуло в родные края, несмотря на то, что они никогда не видели святой земли.

О, если бы раби Йоханан дожил до наших дней, как бы он радовался! А мы часто не ценим, не видим, не хотим видеть. Если бы мы приложили усилия со своей стороны, потоки в наши дни потоки сыновей Израиля стали бы такой силы, что они смыли бы всю скверну со святой земли… «День, когда выпадают дожди, не менее грандиозен, чем день, когда собираются сыновья Израиля, рассеянные по всем странам в свою землю…».

Рав Зеэв Мешков

 

Печать E-mail

Недельная глава Балак: БИЛАМ И ЙЕШУ

 

Противоречивый Билам

 

В недельной главе «Балак» рассказывается о том как моавитский царь Балак пригласил кудесника Билама проклясть Израиль, но тот вместо этого его благословил: «И сказал Билам Балаку: построй мне здесь семь жертвенников и приготовь мне здесь семь быков и семь овнов. И сделал Балак, как говорил Билам, и вознес Балак с Биламом по быку и по овну на каждом жертвеннике. И сказал Билам Балаку: постой у всесожжения твоего, а я пойду, может быть явится Господь навстречу мне, и что Он укажет мне, я объявлю тебе. И пошел он на возвышенное место. И встретился Бог Биламу, и сказал он Ему: семь жертвенников воздвиг я и вознес по быку и по овну на жертвеннике. И вложил Господь слово в уста Билама, и сказал: возвратись к Балаку и так говори. И возвратился он к нему, и вот, стоит он у всесожжения своего, он и все князья Моавитские. И произнес он притчу свою, и сказал: из Арама приводит меня Балак, царь Моава, с гор восточных: "пойди, прокляни мне Яакова, и пойди, изреки зло на Израиль!". Как прокляну я? Не проклинает его Бог. Как изреку зло? Не изрекает зла Господь! С вершины скал вижу я его и с холмов смотрю на него: вот народ отдельно живет и между народами не числится. Кто исчислит прах Яакова и сочтет пыль Израиля? Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его». (Бемидбар 23:1-12)

Эти сильные и яркие слова, произнесенные чародеем Биламом, наряду со словами пророков Израиля на протяжении тысячелетий с гордостью повторяются евреями по всякому подходящему поводу.

Между тем сама личность Билама оценивается традицией совсем не так, как можно было бы ожидать исходя из приведенных слов. Во-первых из самой же Торы можно понять, что Билам как бы оправдывается перед Балаком за произнесенные им слова: «И сказал Балак Биламу: что сделал ты мне? проклясть врагов моих взял я тебя, а ты, вот, благословляешь. И отвечал он, и сказал: ведь то, что влагает Господь в уста мои, должен я в точности говорить».

А во-вторых, согласно Талмуду, Билам не раз пытался повредить евреям. Так в Египте он посоветовал фараону топить еврейских младенцев в Ниле (Сота 11а, Сангедрин 106а), и уже после всех своих благословений посоветовал Балаку совратить Израиль прелестями мидианских дев. (Сангедрин 106а). Кроме того, в Талмуде утверждается то, что Билам занимался скотоложеством.

Итак, приведенные Письменной Торой слова Билама, вроде бы ясно говорящие о его стремлении разделить судьбу Израиля («Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как его») резко контрастируют с той негативной оценкой, которая дается Биламу Торой Устной. Это обстоятельство побуждает некоторых внешних иудаизму исследователей предполагать, что говоря о Биламе, Талмуд имеет в виду другое лицо, а именно … Иисуса из Назарета.

 

 

Парадоксальная характеристика

 

К такому выводу в частности пришел Т. Херфорд в своем исследовании «Христианство в Талмуде и мидрашах». Ему вторит автор статьи «Иисус из Назарета в еврейских легендах» С.Краус: «Поскольку чародей Валаам, имя которого толковалось как «губитель людей», был со всех точек зрения достойным предтечей Иисуса, последний также назывался Валаамом»

Подобное поверье разделяют некоторые христиане. Так на протестантском сайте «Свет жизни» выставлено следующее утверждение: «Раввины, особенно в эпоху Талмуда, были мастерами намека и иносказания. Подчас, говоря о ком-то, они не называли его по имени, но использовали всевозможные прозвища или имена библейских персонажей, которые, на их взгляд, соответствовали тому, о ком они говорили. Они давали человеку прозвище, и не зная их мира, невозможно понять, о ком они в действительности говорят. Одно из имен, которым называется Иисус в Талмудической литературе - это Биль-ам, Валаам. Валаам был пророком народов, а не пророком Израиля».

Что же касается профессиональных антисемитов, то среди них такое понимание слова «Билам» чуть ли не доктрина. Так в своем сочинении «Еврейский вопрос глазами американца» Дэвид Дюк пишет: «Поскольку христианские учёные-богословы периодически получали в своё распоряжение копии Талмуда, переписчики Талмуда надеялись обмануть их, используя имя Валаам для обозначения Иисуса… В «Еврейской энциклопедии» под заголовком «Валаам» говорится «...псевдоним «Валаам» дан Иисусу... в Санхедрин 106 в и в Гиттин 57 а»).

Далее Дюк с нелепыми и дикими искажениями приводит фрагменты из указанных им мест Талмуда, главным образом из трактата Гитин.

Между тем обращение к этому источнику как раз менее всего работает на гипотезу Дюка, скорее наоборот – полностью опровергает ее. Дело в том, что в этом эпизоде Йешу фигурирует наряду с Биламом как вполне независимый персонаж. В соответствующем месте рассказывается, как раздумывающий принять иудаизм Онкелос советуется по этому поводу с душами Тита, Билама и Йешу. Таким образом, Дюк пытается убедить нас в том, что Онкелос обращается к одному и тому же Йешу дважды, получая при этом два разных ответа.

«Цитаты» Дюка крайне искажены, а ссылки не точны, поэтому если в какой-то еврейской энциклопедии действительно содержится утверждение, что в Талмуде под словом «Билам» следует читать «Йешу», то скорее всего это просто упоминание о циркуляции такого мнения среди антисемитов.

Единственный заслуживающий внимания аргумент, который приводят сторонники кодировки имени Йешу именем Билам, состоит в том, что в одном месте Талмуда сообщается, что Билам посоветовал Паро убивать еврейских младенцев, а в другом – соседнем с ним, что он прожил всего 33 года. Поскольку два эти сообщения несовместимы (репрессии Паро начались за 80 лет до исхода), то можно предположить, что во втором месте имеется в виду Йешу, так как именно он прожил 33 года.

Однако и этот аргумент не убеждает: в Талмуде приводятся сотни, если не тысячи историй, которые менее всего озадачены вопросом, как им друг с другом согласоваться. И тот же Раши поясняет, что относительно возраста Билама существует две версии (одна - 33, другая – заведомо больше 80).

Итак, нигде в Талмуде под Биламом не подразумевается Человек из Назарета. Для обвинений против Йешу в еврейской традиции имеются свои основания, а для обвинений против Билама – свои. Более того, в упомянутой агаде из трактата Гитин основоположник христианства изображается в куда более благоприятном свете нежели величайший кудесник всех времен и народов: терпящий наказание за свои грехи, Йешу одновременно выступает радетелем и сторонником Израиля.

Создается впечатление, что именно эта парадоксальная талмудическая характеристика возбудила в христианском мире стремление спутать карты, и пустить молву, будто бы евреи не очень различают между Биламом и Йешу.

Как бы то ни было, эта агада проливает определенный свет на то, кем, на самом деле, могли мыслить мудрецы Талмуда проповедника из Назарета.

Этот вопрос я намерен рассмотреть в следующей статье.

 

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Балак: БИЛАМ И МАССМЕДИА

 

«Шерше ляфам»

 

В недельной главе «Балак» рассказывается о том, как моавитский царь Балак обратился с просьбой к кудеснику Биламу проклясть Израиль: «И послал он послов к Биламу, сыну Беора, в Петор, что у реки, в земле сынов народа его, чтобы позвать его, сказав: вот, народ вышел из Египта; уже покрыл он лик земли и живет он против меня. Итак, пойди, прошу, прокляни мне народ этот, ибо он сильнее меня: может мне удастся, и мы его поразим, и прогоню я его из этой земли; ведь я знаю: кого благословишь ты, тот благословен, а кого проклянешь, тот проклят…». Ненавистник Израиля Билам охотно согласился, тем более, что просьба Балака сопровождалась материальным поощрением: «И пошли старейшины Моава и старейшины Мидьяна с дарами за колдовство в руках их; и пришли к Биламу, и пересказали ему слова Балака» (22:5-8).

Из затеи этой ничего не вышло, так как Всевышний вложил в уста кудесника благословения вместо проклятий. Однако после того, как все они были произнесены, Билам дал Балаку хороший совет, как сжить Израиль со свету, а именно - подтолкнуть его к замешанному на блуде идолослужению. В конце главы мы читаем: «И начал народ блудодействовать с дочерьми Моава, И приглашали они народ к жертвам божеств своих; и ел народ, и поклонялся божествам их. И прилепился Израиль к Баал-Пеору. И возгорелся гнев Господень на Израиля».(25:1-9)

Раши поясняет слова «и поклонялся божествам их» следующим образом: «Когда страсть овладевала им и он говорил ей: "Исполни мое желание", она вынимала из-под одежд изображение Пеора и говорила ему: "(Прежде) поклонись этому".

В сыскном деле издавна утвердилась поговорка «Шерше ляфам», смысл которой сводится к тому, что цепочка от целого ряда преступлений тянется к женщине. В древности, в культовой области, как мы видим, действовал аналогичный принцип, к идолослужению евреев нередко склоняли прелестные язычницы.

Во избежание такого развития событий, Тора предостерегает евреев от вступления с язычницами даже в брачные отношения: «дочери его не бери за сына твоего; ибо отвратят сына твоего от Меня, и они будут служить иным божествам» (Двар 7:5). Как известно, нарушение этого ограничения некогда привело к отступничеству мудрейшего из людей - царя Шломо: «И кроме дочери Паро любил царь Шеломо многих чужестранных женщин: Моавитянок, Аммонитянок, Эдомеянок, Цейдонянок, Хэйтиянок – Из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: "Не идите вы в среду их, и они пусть не входят в среду вашу, потому что они неизбежно склонят сердце ваше к своим божествам", – к ним прилепился Шеломо любовью. И было у него семьсот жен-княгинь и триста наложниц; и развратили жены его сердце его. И было, в пору старости Шеломо жены его склонили сердце его к иным божествам» (1 Малахим 11:1-4).

Но как мы видим, в случае служения Израиля Пеору имело место не стихийное распутство, а продуманная и хорошо спланированная акция вовлечения в его сети всего народа. По совету Билама, к каждому еврею была направлена отдельная моавитянка, своими прелестями склонявшая его к идолослужению. Так, рассматривая пасук «Вот они по совету Билама (искушали) сынов Израиля изменить Господу ради Пэора» (Бемидбар 31:1-17), Раши следующим образом поясняет слова «вот они»: «Это говорит о том, что их знали (и говорили:) "Вот женщина, из-за которой согрешил такой-то".

 

Две аномалии

 

Эта особенность упомянутой истории несколько напоминает современную ситуацию в области… массмедиа. В самом деле, мы живем во время, когда соблазнительные красотки, в невообразимых количествах клонируясь на экранах компьютеров и телевизоров, рвутся на глаза всякому отважившемуся завести себе монитор. Разумеется, и сегодня, как и в пору странствия сынов Израиля по пустыне, их можно не пускать на порог, однако сам этот агрессивный напор, конечно, нашу жизнь не упрощает.

Сходство это, разумеется, достаточно отдаленное, и я бы, пожалуй, не стал обращать на него внимание читателей этой колонки, если бы оно не сопровождалось еще одной особенностью, сближающей массмедиа с происками Балака и Билама: я имею в виду обсессивный антисионизм мировых СМИ. Травля Израиля, лукаво подменившая в современном мире травлю евреев, такая же неотъемлемая составляющая телевещания, как повсеместно мелькающие девушки в бикини.

Сочетание этих явлений, никак по сути не связанных, поразительно напоминает эпизод древней истории, где их связь была самой прямой, а именно попытку Балака погубить Израиль с привлечением женской прелести.

В самом деле, трудно найти другую тему, в которой бы мировыми средствами информации проявлялась такая неадекватность, как в вопросе арабо-израильского конфликта. Доходит до курьезов. Казалось бы западный журналист, заступающийся за Израиль, выглядит, как человек, покусавший собаку, казалось бы, он должен привлечь внимание своих собратьев. Но вопреки общему правилу, его коллеги его замалчивают! Вот свидетельство ирландца Ники Ларкина: «Мне страшно не понравились свастики, увиденные мною в Хевроне. Вернувшись в Дублин, я хотел говорить об этом. Свобода слова — она, знаете ли, должна быть универсальной ценностью. Но стоило мне об этом заговорить, как мои дорогие соотечественники начинали смотреть на меня так, словно я помочился им в пиво. Эта одномерная, убогая псевдосвобода — основа лжи».

Испанка Пилар Рахола пишет: «Международная пресса наносит громадный вред, публикуя свои сообщения об израильско-палестинской проблеме. Когда она говорит на эту тему, она не информирует – она занимается пропагандой. Публикуя сообщения об Израиле, большинство журналистов забывает об этике журнализма. И поэтому любое действие Израиля, направленное на самозащиту, превращается в резню, а каждая конфронтация — в геноцид. Об Израиле было написано так много дурацких вещей, что не осталось ни одного обвинения, не высказанного против него».

Тут образовался явный порочный круг. В сознании современного человека свобода слова прочно связалось с истиной. Ведь в условиях открытого диалога истина сама стоит за себя, сама всплывет на поверхность. А значит, раз все считают, что израильтяне - преступники, а «палестинцы» - жертвы, то значит так оно и есть. Ведь никто же не превращает Путина в отца русской демократии, а Явлинского – в рвущегося к власти функционера. Ведь почему-то либерийский диктатор Чарльз Тейлор не поучил нобелевскую премию мира, а замученные им люди не слывут преступными мятежниками. Все как-то более или менее в «больной прессе» утрясается, устанавливается на свои места. Почему же в вопросе Израиля получается по-другому?

В самом деле, почему? Ответ, как мне кажется, следующий: «Рационализм», которым руководствуются журналисты-интеллектуалы, не допускает мысли, что универсальный Бог может быть так глуп и органичен, чтобы избрать себе какой-то отдельный народ, да еще и предназначить ему какую-то землю, а значит все, что направлено против политического волеизъявления этого народа – разумно, вечно и прогрессивно. Цепные псы демократии всегда рады перегрызть горло Израилю, но желание это волшебным образом усиливается, когда к ним «приходят старейшины Саудии с дарами за клевету в руках их».

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Балак: Как хороши шатры твои, Яаков!

После 39 лет, проведенных в пустыне, сыновья Израиля подошли к границам Святой земли. При подходе к степям на восточной стороне Иордана дорогу им преградил эморейский царь Сихон. Но молодое поколение умело воевать – сам Сихон, его войско, его города и селения были стерты с лица земли. То же произошло и с башанским царем Огом, пришедшим с севера, с гиладских гор, чтобы воевать с Израилем.

«И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделал Израиль эмореям. И весьма боялся Моав народа сего, потому что тот был многочислен, и опротивела жизнь Моаву из-за сыновей Израиля». (Бемидбар, 22:2-3). И тогда Балак, царь моавитян, послал гонцов к великому колдуну Биламу, сыну Беора, в Птор. Он просил прийти и расправиться с пришельцами с помощью колдовства. Но что же вызвало столь непреодолимое желание начать войну против сыновей Израиля, несмотря на страх перед ними?

Моавитяне поклонялись Бааль Пеору - божеству безобразия и распущенности. Служение заключалось в том, чтобы совершить перед идолом самое постыдное из всех возможных действий, чтобы полностью избавиться от чувства стыда и любых угрызений совести. И вдруг этот народ, погрязший в разврате, увидел перед собой шатры, в каждом из которых разместилась семья, хранящая законы чистоты. А в центре лагеря – шатер собрания, место пребывания Б-га, ненавидящего разврат и бесстыдство. Глядя на еврейский народ, способный возвыситься над низменными инстинктами и построить отношения между людьми на основе любви и уважения друг к другу, моавитяне начали испытывать отвращение к самим себе и страстное желание избавиться от тех, кто вызывает в них это чувство.

Моавитских колдунов волновало другое. Их тревоги нашли свое отражение в послании царя Балака колдуну Биламу: «Вот народ вышел из Египта, уже покрыл он глаз земли и живет против меня» (Бемидбар, 22:11). «Глаз земли» – способность смотреть на мир и не замечать Б-жественного Присутствия – закрылся, и никто больше не может отрицать всемогущество Б-га, требующего духовной чистоты, любви и справедливости!

Билам поспешил на помощь. Он не повернул назад, даже когда увидел знамения, указывавшие на гнев Небес (ангел преградил ему путь, а ослица обратилась к нему с упреками). Он хотел проклясть народ. Но вместо этого, когда Всевышний дал Биламу силу пророческого видения мира, он воскликнул: «Как хороши шатры твои, Яаков, жилища («мишканы») твои, Израиль!»

О величии говорил Билам, о таком величии, которого не видел никто: шатры Яакова - как Храмы Израиля, в каждом доме раскрывается свет Б-жественного Присутствия. Святость отношений между людьми, их доброта и милосердие по отношению друг к другу и постоянное осознание проявления Высшей воли превращают жилище еврея в Храм. Как в Святая Святых над крышкой ковчега, где стоят ангелы, смотрящие друг на друга, соединяются души, так и каждый дом озаряется высокой духовной любовью. Ребенку, родившемуся в шатрах Израиля, даруется душа, свет которой ослепляет ангелов.

«Как хороши шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль», - пришлось произнести Биламу. Но в его словах было не восхищение, а вопрос: действительно ли дом Яакова достиг полного величия? Он смотрел на стан евреев и пытался представить себе, как бы он выглядел, если бы не грех золотого тельца. Он понимал, что святость людей проявлялась бы с такой силой, что не нужно было бы ни Храма, ни принесения жертв - свет бесконечности, раскрываясь спокойно и естественно, сделал бы каждый шатер святыней, защищенной от проникновения в нее какого бы то ни было дурного желания.

«Мишканы», - сказал Билам. «Не один, а несколько Храмов будет у них», - думал он про себя. Непрочная связь сердец с Творцом, проявившаяся в поклонении золотому тельцу, позволит испорченности проникнуть в среду народа, и идолопоклонство и ненависть друг к другу будут жить в его среде; и Храм будет разрушен, а если будет отстроен, то будет разрушен вновь. «Шатры твои хороши», - говорил Билам, а думал про себя: «Разве мужья Израиля не засмотрятся на чужих женщин, если дочери Моава окажутся рядом с ними?»

Биламу не удалось произнести проклятие. Тогда он решил осквернить душу евреев и тем самым лишить их шатры святости. Он посоветовал Балаку привести женщин из Моава и Мидьяна и поставить шатры, в которых царят разврат и идолопоклонство, недалеко от стана евреев. Колено Шимона оказалось ближе других к шатрам, раскинутым по совету Билама... «И вот некто из сыновей Израиля привел и подвел к братьям своим женщину из Мидьяна - перед глазами Моше и перед глазами сыновей Израиля, и они плакали у входа шатра соборного. И увидел это Пинхас, сын Элазара, сына Агарона, священника, и встал он из среды общины, и взял копье в руку свою. И вошел вслед за израильтянином в нишу, и пронзил обоих их... И прекратился мор среди сыновей Израиля, и умерло от мора 24 тысячи» (Бемидбар, 25:6-9).

Израильтянину (Зимри, князю колена Шимона) никто не смог объяснить, чем отличается еврейская женщина от нееврейки, еврейская душа - от нееврейской. Пинхас почувствовал отсутствие святости. Он пронзил их обоих и вынес на копье из шатра – из святого шатра дома Яакова.

Когда человек сохраняет святость жилища, его детям с небес спускается великая душа, а когда он уподобляется животному, ребенок, рожденный им, умножает идолопоклонство в мире, потому что лишен способности воспринимать раскрытие Б-жественного Присутствия и вести диалог с Творцом.

Сыновья Израиля осознали, насколько велика святость их шатров, – и план Билама уничтожить народ был разрушен. А Пинхасу был дарован союз мира. Если Авраам, благодаря чистоте своих помыслов, открыл путь потоку душ, корень которых связан со светом бесконечности, то Пинхас научил людей соблюдать союз Авраама, который поддерживается не только обрезанием, но и чистотой помыслов и великой любовью.

Печать E-mail

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!