Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Матот - Масэй
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Балак: Как хороши шатры твои, Израиль!

Увидеть весь еврейский народ целиком... Это не удавалось никому, кроме Балака и Билама.

 

Год 2488 от сотворения мира или 1272 г. до н. э. Сорок лет после Исхода из Египта. «И увидел Балак...» (Бемидбар, 22:2). Он стоял на Моавитском плато и смотрел сверху вниз. Там, в Иорданской долине, появились шатры. Они походили на боевой стан. Но каким бы впечатляющим ни было это зрелище (вот во что превратилась толпа рабов, 40 лет назад совершившая Исход!), внимание прежде всего привлекало облако в центре стана. Оно поднималось над Мишканом (переносным Храмом) как столп и, излучая собственный свет, притягивало к себе взгляд, как магнит железо. Трудно было оторваться от этого удивительного явления, почему-то вызывавшего ощущение необычного добра и душевного тепла, покоя и умиротворения.

 

Подобное чувство возникло у Балака, когда он пытался разглядеть каждый отдельный шатер: казалось, что сквозь полог еврейского жилища пробивается такое же, хотя и менее сильное, чем в Храме, свечение. Моавитского царя это беспокоило еще больше, чем свет, исходящий от облака над Мишканом.

 

Тайна еврейского стана, которую Балак пытался разгадать, заключалась в том, что после дарования Торы, когда упали перегородки между верхним и нижним мирами, каждый еврейский шатер должен был стать Храмом, и лишь грех золотого тельца заставил Б-жественный свет переселиться в шатер в центре стана. Но он не полностью оставил дома сыновей Израиля и продолжал пребывать в них, хотя и не был таким же сильным, как прежде.

 

Что же это за народ? У него все свято! Жилище—Храм, а Храм—жилище. Даже обычная пища! Даже семья! Все несет в себе святость! Идолопоклонник не может понять, как частность может содержать в себе общее.

 

Если в обычной жизни большое не может поместиться в малом, а общее не может быть своей же частностью, то для мира, в котором нет ограничений, возможно все. Глобальный свет может врываться в материальный мир через каждую частность. Через четыре полога Храма и через шатер каждого еврея пробивается один и тот же свет! Б-жественный свет—в каждом доме!

 

Возможно ли это? Ведь для святого всегда отводится одно место, а для будничного другое.

 

Тора сломала этот стереотип, заявив, что человек создан по Образу и Подобию. И когда рождается ребенок, в шатре усиливается свет — ибо душа и есть подобие бесконечного света! А Мишкан, как общее, соединяет в себе все частности и позволяет противоположностям существовать вместе, дополняя друг друга. Это относится и к коленам Израиля: совершенно противоположные по своим свойствам, они стали единым целым; и к мужу и жене в каждом шатре: сделав брак святым, они привнесли святость в будничную жизнь.

 

«Что же делать, что делать?» — думал Балак, царь Моава.

 

А зачем что-то делать? Дай этому народу уйти. Они пришли завоевать Землю Израиля после 39-летнего блуждания по пустыне. Еще немного — пересекут Иордан и уйдут в противоположном от Моавитского плато направлении. Ты же знаешь, что они тебя не тронут — их Бог запретил им начинать войну с тобой (в древнем мире знали слова пророчества, полученные Моше, и верили им — не то что сегодня). Да и с рациональной точки зрения: как они могут атаковать тебя? Если смотреть со стороны иорданской долины — плато поднимается как стена чуть ли не на километр вверх. Обойти невозможно — справа и слева одна и та же картина.

 

Но сам вид этого света не дает покоя, он проникает в душу и меняет в ней что-то в лучшую сторону, а злодеи не могут с этим смириться. «Ибо в свете Твоем виден свет...» И он говорит внутри тебя: «Зачем ты обманываешь? Зачем убиваешь невинных людей? Зачем развратничаешь?»

 

Что делает человек, когда у него нет ответа?

 

Пытается уничтожить то, что пробуждает в нем вопрос.

 

Балак хочет выйти на войну—но боится. Сыновья Израиля только что победили Сихона и Ога, двух мощных эморейских царей. Они стерли их царства с лица земли. И тогда он решает обратиться к известнейшему колдуну Биламу. Пусть придет и проклянет этот народ — лишит их необычного света. Образа и Подобия...

 

Билам, поднявшись к Балаку, взглянул на стан и невольно произнес: «Как хороши шатры твои, Израиль!» (Бемидбар, 24:5). Шатер большой и шатры маленькие, жилище Б-га и жилище человека! Что же его так поразило? Свет! Только про свет говорится, что он «хорош», когда речь идет не об обычном взгляде на вещи, а о духовной составляющей нашего мира, как сказано: «И увидел Б-г свет: что он хорош» (Берешит, 1:4). Потому что он источник блага. Он дает человеку новые силы души, жизни, понимания, ощущения. Рождает человека в человеке — создает Образ и Подобие. Большое внутри малого, общее в частности — первозданный свет.

 

Билам так и не смог лишить еврейский народ этого света. Разве можно разорвать связь между частным и общим, когда общее — само и есть свое частное? И он понял: нужно разрушить святость шатра — того шатра, который является еврейским домом. Чтобы пропал и глобальный свет, защищающий весь стан, и у евреев не осталось силы. Нужно развратить народ! Тогда их можно будет взять голыми руками! Конечно, напрямую ничего не получится. Но хитростью, обманом заманить в моавитские шатры, где дух нечистоты и где поклоняются разврату. Заманить, якобы, для торговли...

 

И колено Шимона попалось на эту уловку. Глобальный свет оставил еврейский стан. И тогда Пинхас ударом копья, пронзившим Зимри, князя колена Шимона, и мидьянитянку Казби, остановил разрушительный процесс ухода святости.

 

Еврейский мир строится на семье. На той святости, которая присутствует в ней, на чистоте отношений и мыслей. Она основа природной доброты и способностей каждого еврейского ребенка, родившегося в чистоте. И каждый, кто наносит ей ущерб, наносит ущерб глобальному свету, охраняющему нас и ведущему по путям истории, чтобы собрать всех вместе и, засветив новой силой над Йерушалаимом, озарить весь мир.

Печать Электронная почта

Темный взгляд со стороны

В нашей недельной главе мы узнаем о благословениях, которые Вс-вышний вложил в уста злодея Билъама, которого нанял царь Моава Балак с целью проклясть народ Израиля, близкое соседство с которым угрожало, по мнению Балака, благосостоянию и безопасности Моава и соседнего Мидьяна. Провидческая сила Билъама была широко известна – не так давно перед описываемыми событиями Билъам проклял Моав, и они потерпели поражение в войне с эморейским царём Сихоном. Сила Билъама заключалась в том, что своим "чёрным глазом" он видел даже самы малый негатив, и, концентрируясь на нём, ловил момент проявления гнева Вс-вышнего на данного человека или целый народ, и тогда его проклятие становилось той самой соломинкой, которая ломала верблюду хребет. Билъам принял приглашение, однако его, к нашему с вами счастью, поджидала неудача – Вс-вышний сдерживал свой гнев на народ Израиля всё то время, пока Билъам выискивал у евреев "аххилесову пяту", и злодею ничего не оставалось делать, как превратить по воле Творца свои проклятия в благословения.

В Пятикнижии есть ещё два места, где народ Израиля получает в концентрированной форме балгословения от отдельно взятых личностей – в главе Ваехи (конец книги Брейшит) от праотца Яакова, благословляющего своих сыновей перед кончиной, и в главе Зот га-Браха (конец книги Дварим) от Моше Рабейну при подобных же обстоятельствах. Рассматривая и сравнивая эти три "набора" благословений, МаГаРаЛь из Праги отмечает два основных различия, о которых он пишет в своём философском труде "Вечность Израиля":

- Во-первых, благословения праотца Яакова и Моше Рабейну узконаправленны – львиная доля их обращена к каждому колену в отдельности, в то время как благословения Билъама говорят обо всём народе в целом, как например, сакраментальное "Как прекрасны шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль!" (Бемидбар, 24:5).

- Во-вторых, в благословениях "отечественного производства" (т.е. Яакова и Моше) наличествует элемент критики. Благословения Яакова, адресованые Шимону и Леви (и в меньшей степени – Реувену), более похожи на выговор: "ШИМОН И ЛЕВИ - БРАТЬЯ, ОРУДИЯ ГРАБЕЖА СВОЙСТВЕННЫ ИМ" (Берейшит 49:5), и далее по тексту. Также и в благословении Моше присутствует критическая нотка: "А О ЛЕВИ сказал он: "ТУМИМ И УРИМ ТВОИ - БЛАГОЧЕСТИВОМУ МУЖУ ТВОЕМУ, КОТОРОГО ТЫ ИСПЫТАЛ В МАСЕ, КОТОРОГО УКОРЯЛ ТЫ ПРИ ВОДАХ РАСПРИ, КОТОРЫЙ СКАЗАЛ ОБ ОТЦЕ СВОЕМ И О МАТЕРИ СВОЕЙ: НЕ ВИДЕЛ Я ИХ, И БРАТЬЕВ СВОИХ НЕ УЗНАВАЛ, И ДЕТЕЙ СВОИХ НЕ ПРИЗНАВАЛ…." (Дварим, 33:8-9). В этих словах содержится намёк на грехи народа, включая грех золотого тельца. В тоже самое время пророчества Билъама целиком позитивны, лишены критики, и скорее напоминают оду (замечу, что это русское слово присходит от ивритского "одаа" – "благодарность", "признание" и "восхваление"). Почему это так?

Ответ, который даёт МаГаРаЛь, логичен и парадоксален одновременно: увидеть цельную картину совершенства можно только со стороны, т.е., не будучи частью народа. В еврейских законах, касающихся свидетельства на суде, есть такой момент: свидетель не должен иметь кровного родства ни с истцом, ни с ответчиком, ни с другим свиделем. Почему? Можно было бы подумать, что Тора подозревает такого свидетеля в возможности сознательно исказить факты в пользу (или во вред) одной из сторон, но МаГаРаЛь ометает такое подозрение и говорит, что необъективность свидетеля, имеющего непосредственное отношение и близость к одному из тяжущихся, проистекает из того факта, что он является частью динамического процесса, происходящего в данной семье. Его близкие отношения делают для него невозможным объектовный взгляд на всю проблему в целом, со стороны. Такой подход позволяет нам объяснить первую проблему – фрагментарность "домашних" благословений. Билъам, как чужак, не являющийся частью внутренних процессов, происходящих в народе Израиля, именно в силу своей чужеродности мог увидеть полную картину.

Ответ на второй вопрос – отсутствие критики в его благословениях – также коренится в его чуждости. Билъам, как посторонний, не думает о перспективах развития, для него момент наблюдения является статичным. В этом его сила, и в этом же его слабость. Кроме того, на критику имеет право только тот, кто активно участвует в процессе, как сказано: "Не суди человека, пока не окажешся на его месте". Т.е. критика должна быть конструктивной, направленной на улучшение и исправление ситуации. Билъам был лишён этой позитивности. Для него критика была лишь средством разрушения, поэтому Вс-вышний не дал ему возможности "зацепиться" за негатив. Осюда – "гладкость" его благословений.

В заключение хотелось бы сделать проекцию данной концепции на текущий момент нашей жизни. Сегодня все кому не лень критикуют Израиль, но реальное право на это есть лишь у тех, кто активно борется за исправление ситуации на Святой Земле. Критика всех остальных – аморальна по своей сути.

Да будет на Израиле благословение Творца!

Автор: рав Шломо Зелиг Аврасин

Печать Электронная почта

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!