Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Пинхас
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Ки Теце. Еще раз об очевидном

 

Одна из проблем израильского общества, которая требует разрешения – это равное и справедливое распределение нагрузки в отношении службы в армии. Есть группы населения, которые от службы в армии освобождает закон: те, кому нести воинскую повинность не позволяет здоровье, дети из неблагополучных семей, которые по причине воспитания (или его отсутствия) не могут исполнять возложенные на них обязанности и соблюдать дисциплину, те, кто проживают за границей, те, кто отказываются служить по морально-этическим причинам, замужние женщины и национальные меньшинства. Но есть еще одна группа, которой в момент образования государства была дана отсрочка от службы: те, для кого изучение Торы является «профессией», и они посвящают занятиям целый день. Однавко постепенно сложилась ситуация, при которой для подавляющего большинства отсрочка превратилась в полное освобождение.

Но из-за того, что число людей призывного возраста, которые не служат в армии, постоянно возрастает, а напряженность в вопросах безопасности постоянно нарастает, обостряется старый вопрос, который в Талмуде сформулирован так: «С чего ты решил, что твоя кровь краснее? Может быть краснее кровь другого человека?» (Псахим, 28б).

В связи со сложившейся ситуацией законодательным, судебным и исполнительным органам пришлось искать способ изменить существующий порядок освобождений. Но в диалоге, который в связи с этим ведется в обществе, практически отсутствуют ссылки на мишпат аиври, или, проще говоря, на закон Торы.

Те, кто настаивают на том, что учащиеся йешив должны быть освобождены от службы в армии, утверждают, что Тора защищает народ Израиля не менее надежно, чем армия. И к учащимся йешив следует относиться как к колену Леви, о сыновьях которого говорится, что они были освобождены от службы в армии, так как на них была возложена обязанность служить в Мишкане и переносить его.

Однако эта посылка не выдерживает критики не только с точки зрения обязанностей гражданина демократического государства, но и с точки дрения обязанностей еврея, живущего в еврейском государстве.

 

Всякий выходящий на войну

 

Всевышний приказывает Моше: «Пересчитай поголовно всю общину сыновей Израиля», чтобы организовать войско: «от двадцати лет и старше – всех из Израиля, кто выходит на войну» (Бемидбар, 1:3). А далее говорится, что сыновья Леви не были пересчитаны вместе со всеми (1:47-49, 2:33). Однако о причинах, почему они были исключены из переписи, не говорится. Но затем разъясняется: «В то время Б-г выделил колено Леви… стоять перед Ним, служить Ему, благославлять Его именем до сегодняшнего дня. Поэтому не было у сыновей Леви доли в земельных наделах с братьями его, ибо Б-г – надел их (Дварим, 10:8-9), а также доли при разделе военной добычи (Дварим, 18:1).

 

Война заповеданная и война разрешенная

 

Рамбам считает заповедью не только войну за завоевание земли Израиля, но и любую войну, которую сыновья Израиля бывают вынуждены вести, а также войну, цель которой – защита жизни сыновей Израиля (Гилхот мелахим, 5:1). А разрешенной он называет войну царя за расширение границ государства.

Многие мудрецы Торы считали, что участие в войне-заповеди вытекает из обязанности спасать жизнь своих ближних. Говорится: «Где в Торе указана обязанность прийти на помощь, когда ты видишь, что твой товарищ тонет в реке, или что его тащит хищнй зверь, или что на него напали разбойники? Сказано (Ваикра, 19:17): «Не стой на крови ближнего своего» (Санэдрин, 73а). Другие мудрецы Торы считали войну-заповедь отдельным поведением, входящим в список 613 заповедей, цель которого – завоевание и заселение земли Израиля.

 

Обязанность выходить на войну

 

По закону на заповеданную войну обязаны выходить все, включая жениха и невесту, которые уже стоят под хупой (Мишна, Сота,7:8).

Все «освобождения от армии», которые приводятся в Торе относятся к разрешенной войне. Следует обратить внимание на то, что колено Леви не присутствует в списке освобожденных. Поэтому простоя смысл Торы – это колено исполняет обязанности службы в армии наравне со всеми.

Раби Авраам Ишая Корелиц (Хазон Иш), лидер заредимных евреев в Израиле в начале двадцатого века, подчеркивает, что список тех,кому разрешено не выходить на войну, приведенный в Торе () не относится к заповеданной войне. Обязанность принимать участие в ней лежит на всех, даже, если в армии есть достаточное число людей:

«Представляется, что закон о заповеданной войне, который гласит, что в ней должны принимать участие даже жених и невеста, относится и к тому случаю, когда нет в них необходимости, чтобы одержать победу. Ибо это и так понятно, что для того, чтобы спасти народ, должны подняться все. Зачем же тогда было говорить о том, что даже жених и невеста обязаны принять участие в войне? Это нужно было для того, чтобы пояснить, что, когда в армию призывается ограниченное число людей, то жених и невеста могут быть призваны наравне с другими, несмотря на то, что какие-то люди не выйдут на войну и останутся дома. (Все решает орган, управляющий страной). Более того, во время разрешенной войны, они освобождаются только в том случае, если победа не зависит от них, а если победа зависит от них, они не могут сослаться на закон Торы и остаться дома (Хазон Иш, Авода Зара, 23:3).

 

Осквернение Имени

 

Нужно также учитывать, что уклонение от службы в армии приводит к хилуль а-Шем: к осквернению имени Всевышнего, которое происходит, когда человек, обладающего знаниями Торы, ведет себя неподобающе, вызывая тем самым осуждение общества.

Так определил Рамбан: «Есть целый ряд поступков и действий, которые – если их совершает человек, обладающий знаниями Торы и отличающийся праведным поведением, – классифицируются как осквернение имени Всевышнего. Если люди расценивают поведение праведника и мудреца Торы как неморальное и неэтичное, возникает осквернение Имени, даже если формально закон Торы не был нарушен… Тот, кто достиг высот в познании Торы, должен следить за своим поведением больше, чем все остальные (Йесодей Тора, 5:11).

Рав Давид Цви Гофман (Германия, начало 20го века), основываясь на этих строках, дал ответ евреям, которые спрашивали, следует ли им уклониться от службы в германской армии, поскольку это приведет их к нарушению субботы: «Уклонение от службы в армии повлечет за собой осквернение имени Всевышнего. Приказы царя следует исполнять, и, следовательно, на каждом человеке лежит обязанность подчиняться закону и не уклоняться от призыва в армию».

 

Подход Рамбама

 

Рамбам писал: «Колено Леви было выделено служить Б-гу и разъяснять Его пути прямые, которые Он определил для сыновей Израиля, чтобы они ходили по ним, и, как сказано, законы Его справедливые «будут разъяснять… Яакову и Тору Твою – Израилю». Поэтому они выделены, и освобождены от многих обязанностей, и не выходят на войну, как все сыновья Израиля… Они являются войском Всевышнего, как сказано: «Благословил Б-г воинство Его». И Всевышний дает им все, как сказано: «Я твоя доля и твой удел». И не только колено Леви, но и любой человек, которого подвиг его дух, и решил он, исходя из своего понимания мира, отделиться от всех и стоять перед Всевышним, служить Ему, чтобы постичь Его (насколько возможно), и отбросил он все соображения и расчеты (как он будет добывать пропитание) – такой человек обрел высшую святость… И удостоится он, чтобы было у него все необходимое. И сказал царь Давид: «Ты – моя доля, и чаша (благословения) моего. Ты определяешь мой жребий» (Гилхот шмита вэ йовель, 13:12-13).

Для того, чтобы понять, что эти слова не противоречат всем приведенным выше мнениям, следует обратить внимание на то, что они записаны не в законах царя, где рассматриваются вопросы армии, а в законах седьмого года. А, как известно, Рамбам в галахические постановления вносил и общие соображения философского порядка, не относящиеся непосредственно к закону. Так и в данном случае, в законах о седьмом годе, рассматривая вопрос о наделах и обязанности устраниться от работы на них на один год, чтобы посвятить свое время духовной работе, Рамбам указал на то, что Тора предполагала освободить часть людей от всех забот, чтобы они могли служить Всевышнему. Но его слова, записанные не там, где рассматриваются вопросы о службе в армии, не следует воспринимать как практическое указание.

Так, например, рав Бен Цийон Меир Хай Узиэль, занимая должность главного сефардского равина Израиля (1939 – 1948 гг.), ответил тем, кто предлагал освободить коэнов от воинской обязанности: «Все коэны, и даже первосвященник, могут быть призваны на войну в случае разрешенной войны, и, само собой разумеется, в случае войны заповеданной…)

Галахические постановления о том, что изучающие Тору должны быть освобождены от службы в армии, базирующиеся на других источниках, также не выдерживают никакой критики.

Так, например, в трактате Талмуда Бава Батра (7б) сказано: Рабанан ло црихей нетирута – «Мудрецы Торы не нуждаются в защите». Рав Шломо Йосеф Зейвин, отвечая тем, кто неверно понимает это высказывание мудрецрв Талмуда, писал: «Но Б-же мой, неужели можно полагаться на чудо там, где речь идет о прямой опасности для жизни и при этом ссылаться на это высказывание Талмуда? Разве никто не помнит, что произошло в Хевроне (чтобы подобное несчастье никогда больше не повторилось) в 5684 г. (1929 г.)? Разве это не доказательство? Разве не пали от руки негодяев люди молодые, святые, чистые, как свечение небес, которые были учениками и учителями йешивы? Умоляю Вас, мудрецы и учителя Торы, ответьте на вопрос: «Эти святые люди нуждались в элементарной защите или они не нуждались в элементарной защите?» И вот ведь те же самые враги, те же самые арабы, которые учинили тогда погром, убивают евреев сегодня! Да, Талмуд приходит к выводу, что мудрецы Торы должны быть освобождены от уплата налога на построение стены, защищающей город, но из этого не вытекает, что мудрецы не должны принимать участия в обороне самих себя и других евреев. Так как нельзя сопоставить случай строительства стены с целью защитить город от опасности, которая может возникнуть в будущем, со случаем прямой и непосредственной угрозы жизни... И почему же мудрецы Торы оставили вместе с другими нашими братьями поселения на границах, постоянно страдавшие от огня снайперов, а не поступили в соответствии с правилом «Мудрецы Торы не нуждаются в защите»? Разве можно серьезно полагать, что закон Торы освобождает мудрецов от участия в деле спасения жизни евреев? (из письма, опубликованного в 5708 г. (1953 г.) и адресованного руководителям йешив).

А рав Герцог, главный раввин Израиля в период войны за независимость, направил письмо в Ваад а-йешивот (совет йешив), пытавшийся обосновать, что учащиеся йешив не должны служить в армии: «Как можно говорить: «Пусть Шимон встанет, и воюет, и спасет и себя, и Рэувэна, а Рэувэн пусть сидит сложа руки за счет Шимона только потому, что Рэувэн учится в Ййешиве»?!

 

Рав Зеев Мешков на основе «Мишпат аИври, Авиад аКоэн» (Сифрей Хемед)

Печать E-mail

Помни что сделал тебе Амалек

Zeev«Помни, что сделал тебе Амалек по дороге, когда ты вышел из Египта. Он встретил тебя на дороге и преследовал всех обессилевших, которые отстали от тебя, а ты был уставшим и ис-томленным, а он не побоялся Все-сильного. И будет, когда успокоит тебя Б-г от всех врагов, живущих возле той земли, которую Б-г Всесильный твой дает тебе в наследный удел, сотри память об Амалеке из поднебесной, не забудь» (Дварим, 25:17-19).

Уничтожение Амалека – не един-ственный случай в истории, когда зло истреблялось по воле Небес.

Когда жестокость, извращенность нравов и ложные представления о мире становятся непреодолимым злом, гнев Всевышнего достигает такой силы, что может уничтожить все творения. И это проявилось во время потопа: «И сказал Бог Ноаху: «Конец всякой плоти пришел перед лицом Моим, ибо наполнилась вся земля злодеянием» (Берешит, 6:13). После потопа Ноаху было обещано, что человечество больше никогда не подвергнется полному истреблению, однако население городов, в которых моральные основы были полностью подорваны, теряло свое право на существо-вание. Примером могут служить строители Вавилонской башни, жители Сдомской долины и первенцы в Египте.

Но в чем же вина Амалека? Для того, чтобы понять силу его преступления и тот непоправимый вред, который он нанес всему человечеству, следует обратиться к истории.

Строители Вавилонской башни стремились подняться к небесам и сразиться с Всевышним, чтобы заставить Его отказаться от власти над людьми. А Амалек сделал ареной борьбы землю: он был готов уничтожить всех потомков Яакова, зная, что через них в мире раскрывается Божественное Присутствие.

Пока сыновья Израиля находились в рабстве, племена Амалека не вспоминали об опасности быть порабощенными Б-гом. Но весть о наказаниях, обрушившихся на Египет, о расступившемся море и о гибели колесниц встревожила их, хотя они и находились за сотни километров от места событий. Понимая, что никто из царей, охваченных страхом, не собирается противостоять сыновьям Израиля, они решили – даже ценой того, что их постигнет участь египтян, – напасть на народ, ведомый Б-гом. Пер-спектива поразить хоть кого-то из стариков, женщин или детей была для них важнее собственной жизни. Это должно было стать доказательством уязвимости тех, через кого Всевышний решил покорить мир.

Их план удался: они смогли убить тех, кто отстал от общего потока, двигавшегося к горе Синай. И, решив, что победили Высшую силу, они начали отрубать у убитых органы тела, отмеченные знаком обрезания, и, подбрасывая их к небесам, издевательски кричать: «Забирай то, что при-надлежит Тебе» (Дварим, 25:18, Раши, Сифри).

Амалека не интересовал смысл закона Торы, согласно которому, союз – связь человека с Б-гом, установленная силой души, а обрезание – лишь знак, ука-зывающий на то, что человек, чтобы не разрушить ее, принял на себя обязанность устраняться от всего дурного. Для них было важно, что союз, заключенный в дни исхода (когда весь народ сделал обрезание), не защитил сыновей Израиля.

Племя Амалека не могло знать, что их гибель стала возможной лишь после того, как народ, перешедший через море, получив повеление повернуть в глубь Синайского полуострова, усо-мнился во всемогуществе Все-вышнего и потребовал от Моше, чтобы источник воды забил в пустыне (Шмот, 17:2-3). И им была дана вода из камня, на каждой стоянке растекавшаяся потоком, достаточным для того, чтобы напоить весь лагерь. Но наказание не замедлило прийти: сыновья Израиля были оставлены без защиты.

Для того, чтобы защитить народ, Моше повелел Йеошуа собрать тех, у кого было оружие, и выступить против врага. Но победить можно было, только укрепив свою веру. Иначе Бо-жественное Провидение не дало бы ни сил, ни смелости сокрушить врага. И уже во время сражения сыновья Израиля, увидев Моше, сидящего на возвышенности, почувствовали, что в тот момент, когда он поднимает руки, у них появляются силы. И они поняли, что получили знак: жизненные потенциалы не принадлежат человеку, а даются Всевышним, и, если бы было нужно, Он провел бы их через пустыню и без воды. «И ослабил Йеошуа Амалека и народ его острием меча» (Шмот, 17:13).

В песне, произнесенной сразу после перехода через море, т.е. до войны с Амалеком, Моше сказал: «Ты ведешь милостью Своей народ этот... Услышали народы и трепещут, трепет объял жителей Плешет. Тогда перепугались князья Эдома, сильными Моава овладела дрожь, оробели все жители Кнаана, напал на них страх и ужас. От величия десницы Твоей умолкнут они, как камень, пока не пройдет народ Твой, Б-г, пока не пройдет народ этот, который Ты сотворил. Введешь их и поселишь на горе удела Твоего, на месте, что жилищем сделал Ты Себе, Б-г» (Шмот, 15:13-17).

Из этих стихов видно, что племена Кнаана, Моава, Амона и Эдома были настолько напуганы извес-тием о расступившемся море и гибели египтян, что даже не помышляли препятствовать сыновьям Израиля в их продвижении в Святую землю. Но после нападения Амалека они освободились от страха и стали веч-ным камнем преткновения. Амон и Моав не позволили пройти через свои территории, а Эдом даже выступил с войском к своим границам. А когда сыновья Из-раиля, вынужденные пробираться по пустынной местности, переходили ущелье Арнон, жители Моава и Амона попытались заб-росать их камнями. После этого народ, двигавшийся в землю, обещанную ему Всевышним, был вынужден вступить в войну с царем Сихоном, которого племена Кнаана пригласили из Мидьян, чтобы он, развернув свои войска у Ярдэна, защитил их от вторжения. А потом – с царем Огом, пришедшим тому на помощь.

Амалек навсегда остался носителем идеи борьбы с сыновьями Израиля, и в той или иной степени заразил ею все народы. И пока она не будет изжита, царство Всевышнего не может быть утверждено, и распри между народами, которые отрицают об-щее духовное начало, будут продолжаться. И поэтому: «…сказал Б-г Моше: «Напиши это для па-мяти в книгу и вложи в уши Йеошуа, ибо Я сотру непременно память об Амалеке из под-небесной» (Шмот, 17:10-14). С тех пор «война у Б-га с Амалеком из поколения в поколение» (Шмот, 17:16).

На сыновей Израиля возложена обязанность вести войны, возвеличивающие имя Всевышнего, и поэтому перед входом в землю им было сказано еще раз: «Сотри память об Амалеке из поднебесной, не забудь» (Дварим, 25:19).

Как только упрочилось царство, Всевышний (несмотря на то, что от племен Амалека в тот момент не исходило никакой реальной угрозы) повелел Шаулю вторгнуться на территорию врага с большим войском и оставаться там до тех пор, пока не будут уничтожены все потомки Его врага.

Но полностью эта заповедь будет исполнена лишь с исправлением мира, когда сопротивление чело-века Высшему закону станет невозможным, ибо Б-жественное Присутствие проявится на всей земле и будет еще более оче-видным, чем при переходе через море и при даровании Торы. И тогда праведный царь Израиля и пророки будут судить народы за то, что они поддались влиянию Амалека, ненавистника Все-вышнего и Его народа: «И поднимутся спасители на гору Цийон, чтобы судить гору Эсава» (Овадья, 1:21), который был дедом Амалека и завещал ему мстить потомкам Яакова (Рамбан, комм. к Шмот, 17:9).

Автор: рав Зеэв Мешков

Печать E-mail

О первородстве

рав Шломо Зелиг АврасинВ сегодняшней беседе мы с вами поговорим о проблемах наследования. В начале нашей недельной главы Тора описывает следующую ситуацию: у одного человека есть два сына – старший, первенец, от нелюбимой жены, а младший – от любимой. Естественный порыв отца при составлении завещания – передать львиную долю наследства сыну от любимой жены. Однако тут Тора высказывается совершенно недвусмысленно: "И будет – в день, когда будет он наделять сыновей тем, что есть у него – не сможет он назначить первенцем сына любимой ]жены[ в обход сына от нелюбимой ]жены[, настоящего первенца. Но признает он первенцем сына нелюбимой ]жены[, дабы дать ему вдвойне из всего, что есть у него, ибо он – начаток его силы, и ему принадлежит право первордства" (Дварим 21:16-17). Почему Тора столь категорична? Казалось бы, какая разница Вс-вышнему, какой сын получит двойную долю? Ответ находится в самом тексте приведенных выше стихов, следует только его расшифровать. На самом деле, это одна из немногих заповедей, смысл которой Тора объясняет сама. Так как же можно объяснить туманное понятие "начаток силы", дающее право первенцу "захапать" себя двойную долю наследства? Так устроено в мире Вс-вышним, что первенец человека (и не только человека – см. "заповедь о первенцах скота") с рождения получает большую духовную мощь, необходимую для выполнения своей задачи в мире. Ведь именно старший сын становится первым помощником отца, его заместителем в трех основных функциях, а именно: кормилец, защитник и священник. Именно поэтому первенец при рождении получал три "подарка" – во-первых, двойную долю в наследстве – т.к. он более других заботился о пропитании своей семьи; во-вторых – он становился главой семьи вместо отца, так как и прежде брал на себя бремя ответственности за семью, замещая отца; и наконец, он являлся "коэном"-священником семьи, т.к. отвечал перед Б-гом за ее духовное состояние. В этой последней роли он должен был приносить семейные жертвы, обучать младших братьев Торе, и т.п. Именно поэтому Тора не позволяет отцу проявлять волюнтаризм при разделении наследства.

РаШИ объясняет, какой именно процент Тора предписывает отдавать первенцу. Он должен получить вдвое больше чем каждый брат по отдельности. Т.е., если у человека есть, скажем, пятеро сыновей, то своё наследство ему придётся разделить на 6 частей, две из которых достанутся первенцу. А если 7 сыновей, то на 8 частей, и т.д. Откуда это учится? Магараль пишет, что в Вавилонском Талмуде, трактат Бава Батра, как источник такого деления приводится история, произошедшая с первородством в семействе праотца Яакова. Хотелось бы ознакомить с ней наших читателей, ибо по накалу страстей, разгоревшихся тогда (ещё бы – ведь речь шла о будущем народа Израиля!), никакая "Санта Барбара" (леавдиль) и рядом не стояла!

Итак, официальным первенцем Яакова был Реувен, старший сын Леи, менее любимой его жены. Самым любимым его сыном был, как мы все помним, Йосеф, сын Рахели любимой (и, с точки зрения Яакова, единственной) жены. Однако Реувен был излишне порывист, и однажды не смог сдержать своего характера. После смерти Рахели, в шатре у которой Яаков жил постоянно, ожидалось, что он переселится в шатёр к Лее. Но Яаков поступил иначе – он переселился в шатёр к своей наложнице Бильге, служанке Рахели. Тогда Реувен, исполненный обиды за мать, в знак протеста сломал этот шатёр и разметал ложе отца, в чём сам впоследствии раскаивался. Однако Яаков на смертном одре лишил его первородства, так как порывистость приводит к необдуманным решениям, а если речь идёт о решениях главы семейства и тем более – главы народа, поспешные решения, продиктованные эмоциями, могут иметь самые трагические последствия (см. "Троянская война"). Поэтому своей властью патриарх Яаков лишил Реувена первородства и передал три его функции (помните, в начале статьи?) трём сыновьям, наиболее подходящим для этих целей. Царскую власть получил Йегуда, поскольку он сумел исправить свою ошибку (см. "Тамар"), а для царя самым важным качеством является способность признавать и исправлять свои ошибки, поелику никто другой им, как правило, на ошибки не указывает. Кроме того, он взял на себя ответственность за "проступок" своего младшего брата, Биньямина, будто-бы укравшего кубок у Йосефа, притворявшегося египетским царедворцем и желавшего таким трюком испытать братьев. Йегуда вызвался остаться в рабстве вместо Биньямина, что привело Йосефа к необходимости открыть братьям своё "инкогнито".

Сам же Йосеф получил от отца двойной надел – его дети Менаше и Эфраим вошли в состав семьи как полноправные колена, на ряду со своими дядьями, и стали считаться детьми самого Яакова. Причин тому было несколько. С одной стороны, Йосеф действительно был первенцем Рахели, а поскольку брак с Леей был вынужденным, Яаков никогда не смирился с этим до конца. С другой стороны, именно Йосеф спас всю семью в годину голода, проявив себя как кормилец, и поэтому заслужил двойной надел в Земле Израиля.

И наконец, функцию священника получил Леви, третий сын Леи, однако это выяснилось много позже, во времена Исхода, когда колено Леви явилось единственным коленом, не служившим золотому тельцу. И поэтому Вс-вышний отверг первенцев всего Народа Израиля, осквернивших себя служением идолу, и взял на их место левитов. Так три этих "подарка первородства" нашли своих "адресатов".

В преддверие Рош а-Шана, когда весь мир проходит пред Верховным Судьёй, как овцы пред Пастырем, мы должны помнить, что Народ Израиля назван первенцем Вс-вышнего, а значит, мы в ответе за всё, что происходит в мире. Вы спросите меня, как же такой маленький народ может повлиять на весь мир? А я отвечу Вам – дело не в количестве, а в качестве. Наша задача – быть святым народом, который демонстрирует всему миру пример следования путями Вс-вышнего посредством соблюдения Его Торы. Именно мы получили в удел Землю Ираиля и Храмовую Гору, самое святое, что есть у Творца на земле, и чтобы оправдать это высокое доверие, нам надо пересмотреть свою жизнь и исправить то, что должно быть исправлено! 

 

Автор: рав Шломо Зелиг Аврасин

Печать E-mail

Еще немного о любви

«Когда выйдешь на войну против врагов твоих, и Б-г Всесильный твой предаст каждого в руку твою, и возьмешь у них пленных, и увидишь между пленными женщину красивую видом, и пожелаешь ее, и захочешь взять себе в жены, то приведи ее в дом свой, и пусть обреет она голову свою и обрежет ногти свои, и пусть снимет с себя свое платье пленения, и пусть сидит в доме твоем и оплакивает отца своего и мать свою месяц времени; затем войдешь ты к ней и станешь мужем ее, и она будет твоей женой» (Дварим, 21:10-13). 

Из книги «Притчи Магида из Дубны» 

В связи с законом о прекрасной пленнице отметим, что существуют разные виды любви. Один из них — как притяжение материи к материи, которая всегда торопится, ибо знает, что она не вечна. Другой — любовь духовная — проявляется как привязанность к праведнику из-за чудесных качеств, тонкости и чистоты, которыми он обладает. Такова была любовь Яакова к Рахели, ибо сказано, что те семь лет, которые он отработал у Лавана, чтобы жениться на ней, «были в его глазах как дни немногочисленные из-за любви его к ней» (Берешит, 29:20). Зачем было торопиться Яакову, которого влекли хорошие свойства и духовная красота Рахели? Ведь души не разлучаются никогда. В законе о прекрасной пленнице говорится «и пожелаешь», но не говорится «захочешь». Словом «желание» Тора описывает влечение души, как написано: «Только отцов твоих пожелал Б-г». Понятие «хотеть» описывает влечение, пробуждаемое материей. И вот дурное начало начинает уговаривать человека: «В прекрасной пленнице тебя привлекают только душевная красота и хорошие качества. Она будет достойной женой, поддерживающей дом. А ты сможешь соблюдать заповеди и изучать Тору». Дурному желанию следует ответить следующим образом: «Нужно подождать. Если ты подождешь, то увидишь, что она не обладает хорошими качествами, и отправишь ее из дома». И расскажем мы такую притчу. Один торговец уговаривал своего друга купить у него в долг хорошую одежду. Друг отказывался. Но однажды он пришел в лавку и сказал, что наконец решил воспользоваться предложением и купить одежду для своего слуги. Однако торговец отказался продать в долг одежду для слуги и объяснил: «Слуга убежит от тебя вместе с новой одеждой. Тебе будет обидно, и ты будешь тянуть с платежами». Смысл этой притчи таков. Тело человека — это его слуга. А привязанность друзей — чувство духовное. Поэтому для друга торговец готов ждать с платежами, а когда речь идет о слуге, он торопится и хочет получить все день сразу. Читая слова закона о прекрасной пленнице, мы в первый момент представляем себе полудикого воина, каковыми бойцы Йеошуа и царя Давида никогда не были. Почему-то мы готовы считать, что человеком и миром движут низменные инстинкты, а значит, и Тора всегда говорит о них и только о них. То, что эти строки рассказывают о нас и призывают постоянно подниматься по лестнице духовного развития, постигается с трудом.

Автор: рав Зеэв Мешков

Печать E-mail

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!