Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Ки Таво
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Бешалах: ЧЕСТНЫЙ ДИАЛОГ

 

 

 

Святое и будничное

 

В недельной главе «Ваишлах» описываются две войны, две конфликтные ситуации с двумя разными народам – египтянами и амалекитянами.

Войско египтян было уничтожено самим Всевышним: «И пошли сыны Израиля внутри моря по суше: а воды (были) им стеною справа и слева от них. И погнались Египтяне, и вошли за ними все кони Паро, колесницы его и всадники его в средину моря. И вот, в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египетский в столпе огненном и облачном, и привел в замешательство стан Египтян. И отнял колеса с колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: убежим от Израильтян, потому что Господь воюет за них с Египтянами» (14:22-25).

О том, что именно Господь воюет за Израиль, в еще большей мере оценили сами евреи: «Тогда воспел Моше и сыны Израилевы эту песнь Господу, и сказали так: Пою Господу, ибо высоко вознесся Он; коня и всадника его вверг Он в море» (15:1).

В конце главы аналогичное отношение выражено вроде бы также и в отношении Амалека, который «пришел и воевал с Израилем в Рефидиме… И низложил Йеошуа Амалека и народ его острием меча» (17:8-13).

И все же разница между отношением к египтянам и отношением к амалекитянам со стороны Всевышнего имеется, причем разница значительная. Бог воевал за Израиль против египтян, и Моше воспел Его победу, однако, когда его песнь подхватили Ангелы, Всевышний их одернул: «Творения рук Моих гибнут, а вы хвалу передо мною поете?» (Мегила 10).

А вот что сказал Всевышний о Египте через пророка Иешайю: «В тот день Израиль будет третьим Египту и Ашшуру; благословением (будут они) среди земли, Ибо благословил его Господь Цваот, сказав: благословен народ Мой – Египтяне, и дело рук Моих – Ашшур, и наследие Мое – Израиль» (19:24).

Однако в отношении Амалека в конце нашей главы написано: «И сказал Господь Моше: запиши сие на память в книгу и внуши Йеошуа, что Я совершенно сотру память Амалека из-под неба… вот рука на престоле Господа, что война у Господа против Амалека из рода в род» (17:14-16).

Итак, имеются языческие народы и языческие культуры, которые Всевышним полностью отвергаются, но имеются также и такие, которые Им в основе своей принимаются.

В пределе Бог, разумеется, во всем. То есть не только в иерусалимском Храме, но также и во дворцах царей и даже в притонах разбойников. Это положение подтверждается многими фразами из ТАНАХа: “Поднимусь ли в небеса - там Ты, постелю ли (себе) в преисподней - вот Ты!” (Теилим 139:8). Или: “Все создал Господь во имя Свое, даже и злодея для дня беды” (Притчи 16:4); “Кто может приказать, чтобы исполнилось нечто, (чего) не повелел Господь?” (Эйха 3:37); Наконец, слова пророка, включенные в благословение, предваряющее чтение “Шма”: “Ради того, чтобы узнали от востока и до запада, что нет никого, кроме Меня, Я - Всесильный, и нет другого. Образующий свет и сотворивший тьму, делающий мир и сотворивший зло, Я - Всевышний, делающий все это” (Йешаягу 45:6-7).

Вопрос, каким образом Всевышний присутствует в злодеях и в их деяниях (в том числе в Амалеке) – это отдельный вопрос, тем не менее для нас сейчас важно подчеркнуть, что он не имеет никакого отношения к вопросу, каким образом Всевышний присутствует в царских чертогах языческих монархов, и шире - в терпимых Им языческих культурах.

Избрав Израиль, Всевышний вовсе не перестал от этого быть Царем всего мира. Более того, именно в диалогической соотнесенности Израиля и человечества раскрывается Его замысел. Евреев не существует без итальянцев и американцев, как без понедельников и вторников не существует суббот. В молитве «Авдала» сказано: «Благословен Ты, отделивший святое от будничного, свет от тьмы, Израиль от народов, седьмой день недели от шести будничных дней».

Но о каких «будничных» народах говорится? Обо всех – в том числе и о языческих. Магараль в «Тиферет Исраэль» (40) пишет: «Сказано, что нет человека, у которого бы не было его часа. И время подходящее специально Израилю – это день субботний. И как суббота отделена от будничных дней недели, так Израиль отделен от служителей звезд и созвездий, которые будничные».

Итак, мы видим, что Магараль назвал будничным именно идолослужителей, а не просто «бней Ноах», то есть неевреев – потомков Ноаха, принявших на себя строгое единобожие. И это не оговорка, коль скоро о «бней Ноах» он пишет в этой же главе и в этом же контексте: «Сыновья Ноаха не должны соблюдать шабат, так как они относятся к природному миру».

 

Царь славы

 

Напомню слова академика Ахутина, которые я приводил в предыдущем недельном чтении: «Каждая культура – бывшая и нынешняя – были и существуют всерьез, а не в качестве ступенек, этапов, каких-то недо-разумений, недо-бытий… Голоса мифа, эллинской классики, Средневековья, Просвещения, — как и голоса Востока, Африки, Латинской Америки — звучат с новой силой и новым смыслом, вступают в заинтересованный диалог или вызывают на суд, требуя ответа. И это происходит не только в современном искусстве, где такая со-временность времен едва ли не норма, но и в философии, и в нравственном самосознании, и даже в цитадели новоевропейской цивилизации — науке».

Таким образом, когда «Зоар» утверждает, что «не существует идолослужения, в котором бы не присутствовало искр святости», то он по сути признает, что «каждая культура – бывшая и нынешняя – были и существуют всерьез».

Однако это признание все же не полно до тех пор, пока его не примут на себя все стороны. То, что делает Тора по отношению к другим культурам, этим другим культурам предстоит сделать по отношению к Торе. В том-то и дело, что к диалогу призваны не только «современное искусство, где такая со-временность времен едва ли не норма», но и сами эти «мифы, эллинская классика» и пр.

Только тогда, когда «схватятся десять человек из всех разноязычных народов и держаться будут за полу иудея, говоря: пойдем с вами, ибо слышали мы, что с вами Бог» (Захар 8.23), ситуация станет приближенной к задуманной Творцом.

Причем на этот раз народам предстоит сделать это не «духовно» (как они частично сделали это, создав христианство), а «буквально», то есть восприняв «всерьез, а не в качестве ступенек, недо-бытий» именно иудаизм, а не собственные измышления о нем.

В этом отношении символично, что православный Ахутин запамятовал включить в свой список ТАНАХ. «Мифы» существуют всерьез, а ТАНАХ – он как будто несерьезный?

Но в том-то и дело, что существование ТАНАХа настолько «серьезно», что рядом с ним любую другую серьезность лучше вовсе не упоминать. Другая лига.

Иудаизм, как мы выяснили, так или иначе признает любую – в том числе языческую – культуру, не отягощенную кровопролитием и блудом, но почему бы тогда хотя бы для интеллектуальной честности не потребовать немного взаимности и со стороны других культур? Не потребовать и от них услышать голос единого Бога?

Хотя бы: «Псалом Давида: Господу земля и (все) наполняющее ее, вселенная и живущие в ней, Ибо Он на морях основал ее и на реках утвердил ее. Кто (достоин) взойти на гору Господню и кто – стать в месте святом Его? (Тот), у кого чисты руки и непорочно сердце, (кто) не склонял к суете души своей и не клялся ложно. (Тот) получит благословение от Господа и справедливость от Бога спасения своего. Это поколение вопрошающих Его, ищущих лица Твоего. (Это) Йаков. Сэла! Поднимите, врата, главы ваши и возвысьтесь, двери вечные. И войдет Царь славы. Кто этот Царь славы? Господь сильный и могущественный, Господь, могущественный (в) войне. Поднимите, врата, главы ваши и возвысьтесь, двери вечные. И войдет Царь славы. Кто Он – этот Царь славы? Господь Цваот Он, Царь славы. Сэла»

В такую минуту всем мифам, и даже эллинской классике придется почтительно встать.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Бешалах. ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА

 

Откуда есть пошла «Эрец Пелиштим»

 

Недельная глава «Бешелах» начинается словами: «И было, когда Паро отпустил народ, Бог не повел их по дороге земли филистимлян («Эрец Пелиштим»), ибо близка она; потому что Бог сказал: может быть, народ передумает при виде войны и возвратится в Египет. И обвел Бог народ дорогою пустынною к Ям Суфу» (13:17-18).

Опасения Всевышнего были вполне оправданы. Как известно, через год евреи отказались входить в Эрец Исраэль именно из-за страха перед ее обитателями («не можем мы пойти на народ тот, ибо он сильнее нас» - Бемидбар 13:31), и действительно запросились в Египет («Не лучше ли нам возвратиться в Египет?» 14:3). .

Итак, в момент исхода путь в Обетованную Землю был близок, но Всевышний не повел евреев этим путем. Таким образом, в качестве первого препятствия при возвращении на родину Тора называет филистимлян. Но как мы знаем из дальнейшего, этот народ оказался не только первым, но также и самым серьезным препятствием для пребывания евреев в Эрец Исраэль на протяжении всей его древней истории.

Что же это был за народ - филистимляне, страх перед которым казался столь ожидаемым и естественным?

Впервые филистимляне упоминаются в Писании в связи с болезнью их царя Авимелеха, постигшей его после того, как он ввел в свой дом Сару. Завершилась та история вполне мирно: «И сказал Авимелех: вот, земля моя пред тобою: живи, где нравится глазам твоим (20:15)… И пребывал Авраам в земле Пелиштим дни многие» (Берешит 21:33).

Итак, согласно Торе (данные которой в этом пункте несколько расходятся с принятыми в исторической науке), филистимляне жили в «земле Пелиштим» еще во времена Авраама, тем не менее они выглядят стоящими несколько особняком от прочих племен, населявших Ханаанскую землю («Эрец Кнаан»). Во-первых, филистимляне имели иное происхождение, чем сыны Кнаана: «А Мицраим родил Лудим и Анамим, и Леавим, и Нафтухим, И Патрусим, и Каслухим, откуда вышли Пелиштим и Кафторим. А Кнаан родил Цидона» (Берешит 10:14)

Во-вторых, пелиштим никогда не перечисляются на одном дыхании с прочими обитателями Эрец Кнаан: «И сказал Йеошуа: из этого узнаете, что Бог живой среди вас и что Он совершенно прогонит от вас кенаанея, и хэйтийца, и хиввййца, и перизея, и гиргашея, и эморийца, и йевусея» (Йегошуа 3:10). Более того, Всевышний не дает ясных и однозначных обещаний прогнать филистимлян. Такой обет при желании можно вычитать в словах: «И проведу пределы твои от Ям Суфа до моря Пелиштимского и от пустыни до реки, ибо предам в руки ваши жителей сей земли, и ты прогонишь их от себя». (Шмот 23:33) Однако прямых высказываний на этот счет ТАНАХ не содержит.

Как бы то ни было, филистимляне не были изгнаны, и на протяжении всей истории оставались единственными серьезными «внутренними» врагами евреев. «Йеошуа же состарился, вошел в лета (преклонные); и сказал ему Господь: ты состарился, вошел в лета (преклонные), а земли осталось еще очень много для овладения. Вот земля оставшаяся: все округи пелиштимские и весь гешурийский. От Шихора, что пред Египтом, и до предела Экрона к северу, считавшегося кенаанейским; пять князей пелиштимских: азский, ашдодский, ашкелонский, гатский, экронский и аввийцы». (Йегошуа 13:1)

Тем не менее, по плану Создателя «эрец Пелиштим» должна была принадлежать сынам Израиля, колену Йегуды: «И вышел жребий колену сынов Йеуды, по семействам их, подле границы Эдома: пустыня Цин к югу, до самого края юга. И оказалась у них граница южная от края Ям Амэлах, от залива, обращенного к югу. А с юга идет она к возвышенности Акраббим, и переходит Цин, и, восходя с южной стороны к Кадэйш-Барнэа, переходит к Хэцрону, и, восходя до Аддара, поворачивает к Аккарке; И проходя Ацмон, идет к потоку Египетскому; конец же этой границы – море. Это будет у вас граница южная». (15:1-5)

Неудивительно, что при перечислении врагов Израиля Писание называет филистимлян первыми: «И вот те народы, которых оставил Господь, чтобы испытать ими Израилитян, всех, которые не знали обо всех войнах Кнаанских, Для того только, чтобы знали поколения сынов Израиля, как вести войну, потому что прежде не знали ее: Пять князей Пелиштимских, всех Кнаанеев и Цидонян, и Хиввийцев, живших на горе Леванон, от горы Баал-Хермон до входа в Хамат. Оставлены были они для испытания ими Исраэйльтян, дабы узнать, будут ли они повиноваться заповедям Господним, которые Он заповедал отцам их через Моше» (Шофтим 3:1-4).

 

Палестинский бренд

 

Что произошло с этим народом в дальнейшем? Он разделил печальную участь еврейского народа, а именно он был разгромлен персами и угнан в плен. Однако в отличие от евреев филистимляне уже никогда не вернулись на родину. Дальнейшая история Ашкелона и Газы — это уже история скорее персидских, позже эллинистических городов, но даже и во времена Хасмонеев (во всяком случае на каких-то территориях) – все же не еврейских.

Однако вторую свою антиеврейскую жизнь филистимский народ обрел уже после своего исчезновения, обрел ее в увековечивании своего имени в географическом названии «Палестина».

Как известно, Иудея получила прозвище «Палестина» только в 135 г. по указу императора Адриана, пожелавшего стереть память о мятежном еврейском племени. Между тем он лишь воспользовался уже существующим термином, которым на протяжении веков пользовались греки, и который ввел еще Геродот (484 – 425 до н.э.). Этот ученый объездил края Эйкумены от Аравии («Есть в Аравии местность, расположенная примерно около города Буто, куда я ездил, чтобы разузнать о крылатых змеях» (2:75) до Каспия («Каспийское море – это море совершенно особого рода. Длина его – пятнадцать дней плавания на гребном судне, а ширина в самом широком месте – восемь дней. На западе оно граничит с Кавказским хребтом – самой обширной и высокой из всех горных цепей» (1:203), от Индии («в полдень в Индии солнце припекает почти так же сильно, как и в других странах» 3:104) до истоков Нила («я сам доходил до города Элефантины... Здесь Нил усеян острыми утесами., так что плавание невозможно. Пройдя за 40 дней эту страну, садишься на другую барку» (2:27-29).

Описывает он и наши палестины, однако, во-первых, не упоминает евреев (которые в его время частично вернулись из плена и отстроили Храм!), а во-вторых, именует их землю «Палестиной», то есть «Эрец Пелиштим», в то время как филистимлян там уже два века как не было!

Вот один из примеров: «финикияне, по их же словам, в древности обитали на Красном море, а впоследствии переселились оттуда и ныне живут на сирийском побережье. Эта часть Сирии и вся область вплоть до Египта называется Палестиной (τῆς δὲΣυρίης τοῦτο τὸχωρίον καὶτὸμέχρι Αἰγύπτου πᾶν Παλαιστίνη καλέεται.)» . (7:89)

Этому, по-видимому, имеется то простое объяснение, что он путешествовал в Африку морем, и поэтому, слыша о живших здесь прежде филистимлянах, он остался неосведомлен относительно карликового государства евреев, возрождающегося в ту пору на горном хребте.

Как бы то ни было, арабы, завоевавшие Эрец Исраэль в 638 г., прозвали эту провинцию халифата Фаластын. В средние века Эрец Исраэль без экивоков звалась «Святой землей» («Terra Sancta»), однако в Новое время с усилением секуляризма ей «вернулось» не ее подлинное, а ее «академическое» наименование – Палестина.

Можно ли считать случайным, что наименование «Палестина» сохранилось даже во времена Британского Мандата, когда было провозглашено право евреев на возвращение? Это название очень пришлось впору англичанам, быстро перестроившимся на антисемитский лад. И уж совсем неудивительно, что имя древнего филистимского народа, упорно сопротивлявшегося еврейскому присутствию в Эрец Исраэль, было присвоено искусственно выведенному арабскому племени "палестинцев", - племени, которое успешно используется «прогрессивным человечеством» в качестве тарана для разрушения возрожденного еврейского государства. 

 

Печать E-mail

Недельная глава Бешалах. Песнь Израиля

 

После перехода через море сыновья Израиля произнесли песнь благодарности за чудесное спасение: «И взяла Мирьям, сестра Аарона, бубен в ее руку, и вышли все женщины вслед за ней с бубнами и флейтами. И запевала для них Мирьям: «Пойте Богу, ибо поднял коня и его всадника высоко и бросил в море» (Шмот, 15:20-21). И «тогда запел Моше и все сыновья Израиля эту песнь Богу…» (Шмот, 16:1).

В Афтаре, отрывке из книг пророков, который читают в субботу после недельной главы, говорится еще об одной женщине в еврейской истории, пророческий дар которой и праведные дела спасли еврейский народ. Речь идет о пророчице Дворе: «А Двора, женщина-пророчица, женщина-факелов, – она судила Израиль в то время» (Шофтим, 4:4).  К тому времени прошло 150 лет с начала завоевания земли поколением Йегошуа (1272 г. до н.э.). Сыновья Израиля не справились со своей задачей изгнать идолопоклонников из Святой земли.

Появление пророчицы в роли руководителя народа говорит о неспособности мудрецов поколения справиться с задачей воспитания и организации народа. Особые заслуги Дворы, превысившие праведность и старания всех великих людей поколения, старавшихся поддерживать порядок в народе, заключались в том, что она стремилась вернуть сыновьям Израиля Божественный свет. Ведь, без вдохновения свыше еврейский народ не может выполнить возложенное на него и превратить землю в Божественный сад. Двора остро ощущала отдаление еврейского народа от источника, наполняющего душу новыми силами.

«Муж Дворы был человек неученый. Сказала она ему: «Давай я сделаю фитили для меноры, и ты отнесешь их в Мишкан, в Шило. И тогда ты найдешь свое место среди людей праведных, и удостоишься будущего мира. И она стала делать толстые фитили, чтобы они давали много света. А он относил их в Мишкан» (Ялкут Шимони, Шофтим, 42).

Только наивность могла побудить Двору делать толстые фитили. Менора предназначалась не для освещения помещения, а для исполнения заповеди: ее горение оказывало очищающее влияние на души сыновей Израиля. Всевышний, Который смотрит прямо в сердце и знает истинные намерения человека, сказал: «Ты хотела умножить Мой свет – Я умножу твой, и он озарит все двенадцать колен» (Ялкут Шимони, Шофтим, 42). Для Него бесхитростный порыв простого человека, его ощущение нехватки света гораздо ценнее усердия мудрецов, не сумевших увидеть глобальные проблемы народа.

В северных районах страны образовалось царство народа кнаани, и его царь Явин грозил изгнать все колена Израиля. Его военачальником был Сисра. «Не было воина, подобного Сисре. К тому моменту, когда ему исполнилось тридцать лет, он уже покорил весь мир. Не было города, стены которого не рухнули бы от его крика. Зверь в поле замирал от его голоса и не мог сдвинуться с места» (Оцар ишей га-ТаНаХ, Мидраш Аба Гурион, Явин также всегда мог надеяться на поддержку своих северных соседей: городов-государств Цор и Цидон. Кроме того, он, как свидетельствует мидраш, привлек на свою сторону всех царей народа кнаани: «Тридцать два царя были во времена Сисры. Сказали они: «Мы ничего не попросим у тебя, дай нам только присоединиться к тебе. Нам не нужно ничего, а только напиться (свободно) воды той земли» (Бемидбар раба, 23:7).

Когда сыновья Израиля собрались на горе Тавор под началом Барака бен Авиноам, чтобы дать отпор притеснителям, начавшим войну против колен Израиля, Сисра выступил навстречу им с огромной армией, в которой было девятьсот колесниц.

Поражение Сисры описывается в одном предложении: «И Б-г привел в замешательство Сисру, и все его колесницы, и весь его стан острием меча (и сделал это) перед (приближением) Барака, и спустился Сисра с колесницы, и убежал своими ногами» (Шофтим, 4:15).

Сисра и его воины, услышав шум приближающегося войска, впали в паническое состояние. Сисра, у которого была отнята способность отдавать команды, даже не попытался развернуть колесницы и всю остальную армию в военный строй. Страх не позволил ему предпринять самые простые действия.

Еще до приближения сыновей Израиля они начали метаться и поражать друг друга мечами, пытаясь проложить себе дорогу к спасению через обезумевшую от страха толпу (Мецудат Давид). В Псахим (118б) говорится, что они хотели спастись на колесницах, но Всевышний, сдвинув звезды с привычных путей, раскалил их светом железо, и возничим и воинам пришлось выпрыгнуть из них. Часть возничих погнала свои колесницы к потоку Кишон, чтобы остудить их в воде. Тогда сказал Всевышний потоку Кишон: «Поспеши и выброси колесницы в море». Тут же поднялись воды и увлекли все, что было на берегу, в море, как сказано: «Поток Кишон смыл их» (Шофтим, 5:21).

Иосиф Флавий по-другому описывает произошедшее чудо. По его словам, неожиданно пошел сильный дождь и превратил всю местность в вязкое болото. Это не позволило колесницам сдвинуться с места, а воды Кишона вышли из берегов и увлекли за собой все, что встретилось на их пути (Кадмонийот).

Мидраш связывает гибель колесниц Сисры в потоке Кишон с гибелью колесниц фараона в водах моря Суф. Море не хотело отдавать колесницы. И тогда Всевышний, желая убедить сыновей Израиля в гибели преследователей, пообещал, что вернет в его воды то, что будет выброшено. И Он сдержал свое слово, повелев водам Кишона унести в море колесницы Сисры. Таким образом, произошедшее в Египте положило начало цепочке чудес, которые будут сопровождать еврейский народ на протяжении всей истории.

Всевышний смеется над идолопоклонниками и ненавистниками евреев. Все многолетние приготовления Сисры, все усилия множества людей по изготовлению колесниц и выращиванию лошадей, все военные упражнения – все это оказалось бесполезным. Хвастливая смелость рассеялась и превратилась в панический страх от одного окрика Бога. И достаточно сыновьям Израиля сделать первые шаги в Его сторону, оставляя чужие божества и обычаи, поверить в Его защиту и собраться, чтобы дать отпор врагу, – победа не заставляет себя ждать. Унижение, опасности, подстерегающие на дорогах, невозможность развиваться материально и духовно – все это уйдет в прошлое, и откроются небывалые перспективы, возможность исполнить свое предназначение и стать «царством священников и народом святым», способным привести мир к Богу.

Сразу после сражения Двора произнесла гимн, преисполненный благодарности Всевышнему за чудесное спасение от Сисры, его полчищ и колесниц и за восстановление нормальной жизни во всех коленах. Барак и все его войско подхватили песнь Дворы. Так же в свое время Мирьям –после перехода через море и гибели в его пучинах колесниц фараона –взяла бубен и начала петь, а Моше и все сыновья Израиля присоединились к ней.

Мирьям взяла бубен в тот момент, когда перешедшие через море Суф сыновья Израиля, увидев выброшенные на берег боевые колесницы, бросились собирать драгоценные камни, которыми они были усыпаны. А поскольку нарушение законов природы становится настоящим чудом, только если присутствует чувство удивления, восторга и благодарности, это действие могло поставить под вопрос не только смысл исхода, но и дальнейшее существование народа. Ведь если бы сыновья Израиля увлеклись драгоценными камнями, им запомнилось бы только то, что Божественное Провидение одарило их несметным богатством. А о том, что расступились и раскрыли свои сокровенные тайны Небеса, помнили бы немногие. И через шесть недель, подойдя к горе Синай, сыновья Израиля оказались бы не способны внимать голосу Всевышнего, так как ждали бы не откровений, а новых подарков. Поэтому можно сказать, что ударами своего бубна и песней, возвысившей народ до пророческого уровня, Мирьям спасла мир.

Двора смогла заставить сыновей Израиля приподняться над будничными делами, стремлением к личному благополучию под своей маслиной и виноградной лозой. Подняв их на войну не только ради спокойствия в городах, у источников и на дорогах, но, прежде всего, ради исполнения заповеди избавить землю от идолопоклонников, она вернула еврейскому народу смысл существования.

 

Печать E-mail

Недельная глава Бешалах. Ман – что это такое?

 

«И сказал Бог Моше: «Вот Я дам вам хлеб – как дождь с неба. И пусть выходит народ и собирает ежедневно, сколько нужно на день, чтобы Мне испытать его: будет он поступать по закону Моему или нет. И вот в день шестой, когда подготовят то, что принесут, окажется вдвое больше того, что собирают каждый день… Вот что повелел Бог: собирайте его столько, сколько сможете съесть: по омеру на человека, по числу душ ваших, сколько у каждого из вас (человек) в шатре собирайте». И сделали так сыновья Израиля. И собирали, кто много, кто мало…» (Шмот, 16:11-16).

«Ман же был похож на зерна кориандра, а на вид он был как хрусталь. Расходились люди, и собирали, и мололи на жерновах или толкли в ступе, и варили в котле, и делали из него лепешки. И был вкус его как вкус лепешки на масле. И при выпадении росы на стан ночью падал на него и ман» (Бемидбар 11:7-9)

Ман не вырастал из земли, а появлялся чудом. И его свойства были похожи на свойства «объекта» духовного мира: его вкус соответствовал желанию человека. Если семья хотела есть лепешки, и его толкли в ступе, он приобретал вкус сладкой лепешки, если люди хотели хлеба и мололи его на жерновах, он принимал вкус хлеба. Если варили его в котле, то он принимал вкус овощей или мяса.

И еще. Ман реагировал на поступки людей: выпадал близко к шатрам праведников, а тем, кто пренебрегал законами Торы, приходилось ходить за ним.

О небесной пище царь Давид сказал: «Каждый (из сыновей Израиля) ел хлеб богатырей» (Теилим, 78:25). И раби Ишмаэль, опираясь на слова Давида, утверждал: «Ман впитывают в себя все органы тела». И пояснял: слово абирим – «богатыри» состоит из тех же букв, что и слово эйварим – «органы тела». И значит, ман, в отличие от любой другой пищи, полезен для всего организма и усваивается полностью. И это указывало на то, что ман принадлежит не материальному миру, а духовным сферам, где нет противоречий и все противоположности существуют в гармонии.

Но мудрецы спрашивали раби Ишмаэля как же тогда объяснить заповедь, данную сыновьям Израиля в пустыне: «И да будет у тебя место вне стана, куда бы тебе выходить. Кроме оружия твоего должен быть у тебя колышек, подвешенный к поясу твоему… Ибо Бог Всесильный твой ходит среди стана твоего, чтобы избавлять тебя и предавать в руки твои врагов твоих. Пусть же будет стан твой свят, чтобы не увидел Он чего-либо постыдного у тебя и не отступил от тебя» (Дварим, 23:13-16).

И раби Ишмаэль разъяснял, что в пустыне, кроме мана, сыновья Израиля ели пищу, которую покупали у торговцев из других народов. Из-за этого и была дана заповедь держать стан в чистоте, а в случае необходимости выходить за него.

Однажды рассказали раби Ишмаэлю, что раби Акива по-другому комментирует слова «хлеб богатырей», и что, по его мнению, они указывают на то, что народу был дан хлеб ангелов. А раби Ишмаэль велел передать раби Акиве, что тот ошибся. Ведь ангелы не едят и не пьют. И это доказывается тем, что Моше, поднявшись в духовные миры сорок дней не ел, и не пил. Ибо закон Торы требует вести себя так, как ведут себя хозяева того места, куда ты пришел. (Конечно, если речь идет об обычаях, соблюдая которые, человек не нарушает закон Торы.) И, поднявшись наверх, Моше хлеба не ел и воды не пил. А ангелы, пришедшие к Аврааму ели или, по крайней мере, делали вид, что едят: ведь они спустились в мир людей, а потому должны были вести себя как люди (Йома, 75б).

Объяснение раби Ишмаэля понятно: ман является объектом духовного мира.

Но неужели раби Акива, который единственный умел входить в духовные сферы и возвращаться в материальный мир, допустил столь серьезную ошибку? Или ошибся раби Ишмаэль, сказав, что ангелы не едят?

Ведь, кроме Всевышнего, ни одно существо в мире не может существовать благодаря только своим собственным силам. Даже обитатели верхних миров должны пополнять запас энергии для того, чтобы продолжать существовать и не исчезнуть. Они живут светом Всевышнего. А значит, в каком-то смысле, едят – пополняют свой энергитический запас.

Для того, чтобы понять, что никто из мудрецов не ошибся, нужно попытаться представить себе, что такое ман для раби Акивы.

Ответ очевиден: это свет, которым живы ангелы. Он спустился в нижний мир и стал маном – принял материальную форму. Пища ангелов материализовалась и стала пищей людей.

Но почему-то раби Ишмаэль заявил, что тот допускает ошибку!

По мнению раби Ишмаэля не стоило заострять внимание людей на том, что духовный свет может материализоваться. Сказал, что ман обладает свойствами духового мира – и достаточно. И не надо добавлять, что свет ангелов стал пищей людей.

Мудрецы, как правило, не говорили о прямой и непосредственной связи духовного и материального миров. Ведь уже во второй день творения Всевышний разделил их, поствавив перегородку между верхними водами и нижними. Он назвал ее шамаим – «небеса». И это слово объясняет все. Оно состоит из двух слов: шам маим – он «там вода» (Хагига 12а). Иными словами, духовный мир не достижим: протянешь руку, чтобы ухватить, – а он отодвигается от тебя. И рядом – и не ухватишь ни рукой, ни разумом. И, таким образом, единство миров остается скрытым от человека. Его можно пытаться преоткрыть. И пророкам и великим мудрецам иногда это удавалось. Так пророк Йхезкель, начал рассказ об одном из своих видений словами «и открылись небеса, и созерцал я видения Всесильного…» (1:2). Но попытка проникновения в тайну соединения духовно и материального миров – дело не безопасное.

И чтобы подчеркнуть это, мудрецы привели пример. Однажды раби Йеошуа бен Хананья увидел, что Бен Зома стоит на Храмовой горе. «Откуда и куда ты, Бен Зома? – спросил он. «Вглядывался я в расстояние между верхними и нижними водами, и вот между ними три пальца», – ответил Бен Зома (Хагига, 15а). «Пропал Бен Зома», – сказал раби Йеошуа своим ученикам (Берешит раба, Берешит, 2:4). Он имел в виду, что тот, кто занимается вопросом соединения миров, подвергает себя опасности: может потерять рассудок, а может погибнуть от руки Небес. Потому что ошибка в таких вопросах приравнивается к преступлению. «Прошло совсем немного времени, и умер Бен Зома» (Берешит раба).

Таким образом, раби Ишмаэль предпочитал не искать связи между мирами: не измерять расстояние между верхними и нижними водами. Он утверждал, что Тора говорит языком людей, который понятен тем, кто живет в материальном мире (Брахот, 31а). И предлагал человеку оставаться на земле не только в в жизни, но и в изучении Торы.

Ему возражал раби Шимон бар Йохай, ученик раби Акивы. Он говорил: «Если человек будет пахать, потом сеять, потом собирать урожай, то святая Тора – что же с ней будет? И если написано: «…соберешь злаковые твои, и молодое вино, и масло оливковое…», то имеется в виду, что другие люди сделают работу за праведника.

Но раби Ишмаэль отвечал ему: «Все следует делать вовремя: работать вовремя, сеять вовремя, собирать урожай вовремя и Тору учить вовремя» (Брахот, 35б).

Раби Акива, в отличие от раби Ишмаэля, утверждавшего, что все в Торе должно быть просто и понятно, рассматривал не только слова, но и каждую букву. Говорят, что он выводил законы Торы из верхнего кончика буквы «йод» (Менахот, 29б).

Буква «йод» похожа на первую точку, с которой начинается мир. Ее «хвост» указывает на то, что из нее образовался весь мир. А ее «рог» указывает на то, что ей предшествует бесконечность. И, следовательно раби Акива был готов говорить связи духовного и материального, ограниченного и безграничного и строить свое учение, исходя из единства всех миров.

Кто прав?

Раби Ишмаэль или раби Акива и его ученики?

Мудрость Талмуда заключатся в том, что он не выносит окончательных решений. И тот, и другой прав. А задача каждого человека – найти правильные пропорции и в жизни, и в изучении Торы.

 

Печать E-mail

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!