Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Пинхас
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Ваякгель: ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ ВРЕМЕНИ

 

Великая неделя

 

Недельная глава «Ваякгель» начинается с заповеди соблюдения субботы: «И собрал Моше все общество сынов Израилевых, и сказал им: вот слова, которые повелел Господь исполнить: шесть дней можно делать работу; в день же седьмой да будет освящение полнейшего покоя Господу; всякий, производящий в оный работу, предан будет смерти» (35:1-3).

Итак, Всевышний жестко разделил дни недели на шесть рабочих и один - покоя, день целиком посвященный Ему. Весь древний мир в ту пору знал лишь три меры измерения времени – дни, месяцы и годы (деление суток на часы оставим в стороне), и только Израиль получил от Всевышнего дополнительную единицу – неделю, восходящую к миротворению, как говорится об этом в субботней молитве: «И не даровал Ты ее, Господь Бог наш, племенам земли, и не передал ты ее, Владыка наш, в наследие идолопоклонникам, и не обретут в этот день покоя необрезанные – ибо Израилю, народу Своему, даровал Ты ее с любовью, потомкам Йакова, избранникам Твоим».

Итак, в память о том, что сотворение мира продолжалось шесть дней, а в седьмой Творец почил, Он даровал своему народу тайну этой меры времени.

Однако, важно обратить внимание на то, что «неделя» - это не столько определенный отрезок времени, сколько особое его подразделение: неделя – это соотношение временных периодов в пропорции 6:1. Как все протяженные живые существа в каком-то одном направлении внутренне соотносятся в пропорции 0.62 и 0.38 (золотое сечение), так религиозно осмысленное время делится в пропорции 0.857 к 0.142.

Из того, что все человечество склонилось именно к такому соотношению труда и отдыха, хорошо видно, что эта пропорция сообразна духовной конституции человека. Насколько я понимаю, напрашивающийся самой природой человека «часовой перерыв» делается обычно после шести часов активной деятельности.

Как бы то ни было, недели могут складываться не только из дней, но также и из других отрезков времени, в частности из самих же недель (шавуот), из лет и даже из тысячелетий. Так Всевышний предписал Израилю отмечать также и годы шмиты, то есть каждый седьмой год держать всю Святую Землю под паром: «И сказал Господь Моше на горе Синай, говоря: Говори сынам Израилевым и скажи им: когда придете в землю, которую Я даю вам, тогда земля должна покоиться в субботу Господню. Шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезывай виноградник твой и собирай плоды ее (земли); А в седьмой год суббота покоя да будет для земли, суббота Господня: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай. Что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и винограда с охранявшихся лоз твоих не снимай; год покоя да будет для земли. И да будет суббота земли вам в пищу» (25:1-12).

Основываясь на словах «тысяча лет в глазах Твоих, как день вчерашний» (Теhилим 90:4) в еврейской традиции принято устанавливать соответствие между днем и тысячелетием, и ограничивать человеческую историю шестью тысячами лет, причем между неделей творения и неделей истории существует таинственная связь.

Так Виленский Гаон в комментарии к книге «Зоар» пишет: «все дни сотворения мира -- намек на шесть тысячелетий, соответствующие шести дням творения. Они проявляются в тысячелетиях, каждый в свой день и в свой час. И отсюда знай о приближении избавления».

И при всем том, что в своей основе человеческая история – это история Израиля – собственно еврейская ее фаза наступит, по-видимому, как раз с приходом седьмого субботнего тысячелетия. Как седьмой день поручен Израилю, также ему будет поручено и седьмое тысячелетие.

 

Исторические пары

 

Магараль в «Тиферет Исраэль» (40) пишет: «Сказано в «Перкей авот»: «нет человека, у которого не было бы его часа». И время, специально предназначенное Израилю – это суббота. И естественно, что Израиль и суббота связаны между собой. Как суббота отделена от прочих дней недели, которые будничные, так Израиль отделен от служителей звезд и созвездий, так как они - будничное. И потому суббота соответствует именно Израилю, а нееврей, соблюдающий субботу – нарушитель».

Последнее утверждение может вызвать недоумение: каким образом одни дни, одни времена связываются с другими, а суббота оказывается в паре не со временем, а с… народом? Но в действительности шесть будних дней недели логически можно уподобить шести народам и соответственно шести периодам Священной истории, когда еврейский народ находился под их властью.

Традиция подразделяет историю Израиля на четыре галута: Бавель, Парас, Яван и Эдом. То есть после первого разрушения Храма Израиль оказался в вавилонском плену, который сменился пленом персидским после того, как Персия захватила весь мир. Вслед за тем над персами восторжествовал представитель эллинизма Александр Македонский, и соответственно Израиль оказался в греческом плену. После полуторовековой независимости, достигнутой Хасмонеями, Израиль опять попал под власть язычников – на этот раз римлян. Это пленение, именуемое «галут Эдом», оказалось самым продолжительным и завершилось с образованием государства Израиль.

Между тем периоду, когда еврейский народ еще только проектировался, предшествовало два других галута: Кнаан и Мицраим. То есть в период, когда Израиль еще не существовал как народ, он находился под властью каннанеев и египтян.

Таким образом, кананейский период (период отцов) соответствует воскресенью, египетский (период пребывания сынов Израиля в Египте) – понедельнику, вавилонский – вторнику, персидский – среде, греческий - четвергу, римский - пятнице, и, наконец, Израиль соответствует субботе.

Магараль обращает внимание, что все дни недели имеют себе пару (воскресенье спарено с понедельником, вторник со средой, четверг с пятницей), а суббота – лишь пара Израилю.

Но не трудно заметить, что перечисленные шесть галутов также спарены. Кнаан в бытность Патриархов был в значительной мере колонизирован Египтом. Бавель и Парас – восточные деспотии, Греция и Рим – просвещенная Европа.

Это с одной стороны, с другой стороны спаренность тысячелетий также хорошо известна. Так в Талмуде сказано: «Учили в доме учения (пророка) Элияху: шесть тысяч лет существует мир. Две тысячи лет – хаос, две тысячи лет – Тора, две тысячи лет – время Машиаха» (Авода зара 9а).

При всем том, что здесь нет полного хронологического соответствия (египетское пленение приходится на эпоху Торы, равно как три других – вавилонское, персидское и греческое), сама шестидневная периодизация явно прослеживается.

И уж в любом случае видно, что не только Суббота соответствует Израилю, но другие дни недели имеют свои национально-исторические аналоги, просто Израиль не в паре ни с каким из них. То, что начнется в 6001 году после сотворения мира (2241 год н.э.) – по существу будет уже постисторией.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Ваякгель. ЗАПРЕЩЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ

«И собрал Моше всю общину сыновей Израиля, и сказал им: «Вот эти слова (заповеди), которые Бог приказал исполнять: «Шесть дней делай работу, а в седьмой день пусть будет для вас святым, суббота отдыха для Бога. Всякий, кто делает работу (в этот день), – да умрет. Не разжигайте огня во всех местах проживания вашего в день субботний» (Шмот, 35:3).

В этом, открывающем нашу главу, стихе больше непонятного, чем понятного.

Первый вопрос: «Почему надо отдыхать в субботний день?»

Ответ дается в самой Торе: «…ибо за шесть дней сделал Бог небо и землю, а в седьмой день пребывал в покое и отдыхал» (Шмот, 31:17).

Но если мир был создан за семь дней – то при чем здесь человек? Ведь никто не может сделать то же, что сделал Всевышний, и никто не умеет отдыхать, как Он.

Дело в том, что человек создан, чтобы вести диалог с Богом, а для этого он должен быть Его подобием – ибо только подобный понимает подобного. Поэтому и в субботу следует устраниться от работы – без этого не понять Всевышнего, Его волю и Его милость. А без понимания невозможно вести диалог.

Второй вопрос: «А что значит «работать?» Ведь указано только одно запрещенное действие: разжигание огня.

Ответ: «Огонь служит только примером, а всего существует 39 действий, которые запрещено производить в субботу. На это намекает сумма числовых значений букв слова эле («эти»), использованного в стихе Торы. Она равна 36. Но сказано не просто «эти», а «эти слова». Т.е. как минимум – два слова. Всего получается 38. А еще «слова» написано с определенным артиклем, что намекает на некоторое дополнение, и потому следует прибавить еще единицу. Итого: 39. 39 действий, запрещенных в субботу»(Шабат, 97б).

Но как узнать, каковы они? Ведь упомянуто только зажигание огня.

Сказали мудрецы Талмуда, что понять, какие действия запрещены в субботу, можно из слов, с которыми Моше обратился к сыновьям Израиля перед началом строительства Мишкана (Мехилта): «…шесть дней делай работу, а в седьмой день пусть будет для вас святым, суббота отдыха для Бога» (Шмот, 35:3). Иными словами: несмотря на то, что построить Мишкан – великая заповедь, ее нельзя исполнять в субботу. В этот день все работы должны быть остановлены.

И еще один вывод, который-то и важен для нас: все, что делалось при создании Мишкана, нельзя делать в субботу. И таким образом, мы, по крайней мере, определяем характер действий, запрещенных в субботу: строительство, изготовление тканей, их окраска, изготовление инструментов.

Но при чем же здесь создание мира, от которого мы должны «отдыхать» в субботу?

Мишкан является моделью мира, и действия, которые совершались при изготовлении его конструкции и деталей внутреннего убранства, а также при его сборке, подобны тем действиям, с помощью которых Всевышний сотворил мир. И именно они запрещены в субботу. Запрещенными также являются противоположные действия. Например, посадка и выкорчевывание деревьев – два разных запрета. И это потому, что сотворение мира состояло из создания позитивных сил и сил, ограничивающих их действие. На это указывает особое имя Все-вышнего Шадай (Всемогущий), которое мудрецы объясняют как ше омар леоламо дай – Тот, Кто сказал Своему миру: «Хватит». Иными словами, Всевышний те только творил материальные силы, но в нужный момент и ограничивал их действие. И без этого ограничения невозможно представить процесс творения.

Талмуд перечисляет все тридцать девять запрещенных в субботу действий, и условно делят их на три группы: приготовление пищи, шитье одежды, строительство дома (Мишна, Шабат, 7:2). Остановимся на нескольких примерах: на пахоте, посеве и выращивании растений, жатве, срывании плодов, замесе теста, зарезании животных, приготовлении пищи на огне, строительстве крыши.

Пахота – нечто подобное тому, что произошло в результате обраще-ния Всевышнего к земле: она расступилась и при взгляде со стороны могло показаться, что кто-то сделал в ней глубокие борозды (Раши). Посев и выращивание растений – действие, подобное появлению травы и деревьев. Сбор урожая – действие противоположное выращиванию растений, и поэтому также запрещено. Замешивание теста – действие похожее на то, которое Всевышний совершил при создании тела Адама: собрал со всех концов света верхний слой земли и превратил его в единую массу, чтобы сформировать тело.

Зарезание животных… Вдохнуть душу человек не может, а вот ограничить жизнь – это ему под силу. И в субботу это запрещено делать, даже если речь идет о насекомом. Строительство крыши и стен… Крыша подобна небу, разделяющему верхние нижние воды, а стены – земле, являющейся домом человека.

А вот по поводу запрета зажигать огонь, упомянутого в начале нашей главы, у мудрецов возник спор. Раби Йосей считал, что разведение огня запрещено, но за него не полагается такого же сурового наказания, как за нарушение других субботних запретов. А раби Натан утверждал, что разжигание огня – такая же работа, как и все остальные, и за нарушение этого запрета по ошибке полагается принести искупительную жертву, а если нарушение умышленное – дело может кончиться и смертной казнью, как и сказано: «Совершающий в этот день работу, непременно умрет» (Шмот, 31:15).

В чем причина расхождения во мнениях мудрецов?

Раби Йосей считал, что огонь разжигается для того, чтобы готовить пищу. А поскольку можно зажечь огонь и не готовить пищу – само по себе запрет на разведение огня не считается таким же строгим, как другие субботние запреты. А раби Натан считал, что огонь разводят не только для приготовления пищи, но и для освещения помещения или дороги. И, следовательно, оно подобно сотворению света, а поэтому является самостоятельной работой, вне зависимости от того, будут на нем готовить пищу или нет.

Почему раби Йосей не захотел сказать, что разведение огня может быть самостоятельной работой? Потому что считал, что первозданный свет принадлежит исключительно духовному миру и не связан ни с одним из материальных объектов. И когда Адам согрешил, этот свет был забран у него. И поэтому разведение огня в субботу может быть запрещено только потому, что он используется для готовки. А раби Натан считал сотворением света появление светил в четвертый день, так как через них проявился первозданный свет. Как сказано: «Ибо в свете Твоем виден свет» (Теилим, 36:10). Поэтому и разведение огня считал возможным уподобить сотворению света.

 

Рав Зеев Мешков

 

Печать E-mail

Недельная глава Ваякгель. ЕВРЕЙСКАЯ ШКОЛА

Дар педагога

 

В недельной главе «Ваякахель» мы читаем: «И сказал Моше сынам Израилевым: смотрите, Господь призвал именно Бецалеля, сына Ури, сына Хура, из колена Иудина. И исполнил его духом Божиим, мудростью, разумением, знанием и всяким искусством. И способностью изобретательною для работы по золоту и по серебру, и по меди, И по резьбе камней для вставления, и по резьбе дерева для изделий всякой художественной работы. И способность учить (других) вложил в сердце его» (35:30-33).

В приведенном пасуке почти буквально повторяются посвященные Бецалелю слова, которые уже прозвучали в главе «Ки-тисса». Однако к ним оказались добавлены и новые: «И способность учить (других) вложил в сердце его» (35:34).

Как мы видим, способность обучения других какому-то искусству является дополнительной к самостоятельной способности владеть этим искусством. Имеется дар мудрого талантливого мастера, и имеется дар педагога, способного обучить какому-то ремеслу. Причем эти дарования обыкновенно соседствуют между собой в совершенно несообразных пропорциях. Блестящий мастер часто раздражается из-за малейшей неточности, допускаемой учеником, и совсем не годится на преподавательскую работу. И наоборот, посредственный специалист в какой-то области может с успехом вводить в нее посторонних людей.

Роль классического учителя в этой связи - довольно двусмысленная роль, и подчас сводится к известной шутке, что преподаватель по этике не обязан быть моральным человеком, как учитель геометрии не обязан быть треугольником. Этот парадокс классического учительства в следующих словах разъясняет академик Ахутин: «Учитель знает больше ребенка, но вовсе не обязан быть крупным ученым, поэтом или философом. Он ведь только передатчик, пре-подаватель, посредник, середина. Чего же удивляться, что, умея успешно выводить ребенка из его мира, он вводит его вовсе не в мир культуры, а в свой собственный - посредственный – мир, в мир усредненного, среднего, никакого, ничьего? Из «нормального» учительского мира по определению изгнаны глупые детские вопросы, шальные выдумки детского воображения, а вместе с ними и вся загадочная реальность числа, слова, природы, души, - изгнано первобытное удивление, которое рождает мысль, стих, откровение, т.е. – культуру».

Известная нам европейская система образования, направленная на производство специалистов, возможно, и достигает своей цели, но ценой усреднения, нивелирования личности ученика, которому ведь предстоит не только устроиться и преуспеть на этой земле, но еще и дать отчет Создателю – что он сделал с дарованной ему жизнью? что стало с его первобытной способностью удивляться?

 

Ученичество как самоцель

 

В целом можно сказать, что традиционное еврейское образование направлено на культивирование этой вопрошенности и существенно лучше справляется с задачей обучения. По большому счету, евреи - и способные ученики, и способные учителя.

В самом деле, Талмуд – это не прилизанное, усредненное знание, а конспект напряженных живых дискуссий, изучение Талмуда вводит человека прежде всего в мир вопросов, в умение их задавать. В своей книге "Контуры Талмуда" р.Штайнзальц пишет: "Талмуд различает тончайшие оттенки вопросов: принципиальные и частные, по существу и по мелочам. Любой вопрос разрешен и желателен, и чем больше вопросов, тем лучше", и далее отмечает, что сколько в арабском языке существует оттенков слова "верблюд", столько же в еврейском языке существует оттенков слова "вопрос".

И, наконец, что быть может особенно важно, еврейское обучение осуществляется в атмосфере полной бескорыстности. В идеале учение в йешивах является самоцелью, а не средством достижения каких-то посторонних задач. Например, Виленский Гаон в книге «Совершенная мера» пишет: «Сказано (Песахим 50б): "Пусть человек всегда занимается Торой даже не во имя ее самой, ибо от этого придет к изучению Торы во имя ее самой", имеется в виду человек, который не имеет какой-то определенной цели в изучении Торы, а делает это, потому что его к этому приучили, но не тот, кто учится, главным образом, чтобы достичь почета. И так же, если дурное побуждение подстрекает человека к тому, чтобы не учиться совсем, и если он захочет изучать Тору во имя ее самой, то не сможет выдержать битву с этим побуждением. Пусть тогда начнет учиться даже не во имя самой Торы, и от этого придет к изучению Торы во имя ее самой. Лучше учить во имя Торы даже немного, чем учить много и быть переполненным при этом негодными мыслями, например, о почете» (5:12-13).

И все же нередко эта ревность, эта вопрошенность, эта способность изумляться изгоняется также и из религиозного образования. Во-первых, атмосфера бескорыстности не может полноценно культивироваться в тех условиях, когда учеба является основанием для выплаты денежного пособия. А во-вторых, искусственное ограничение духовных поисков кругом исключительно талмудической проблематики несомненно ведет к предательству первобытного удивления. И вне йешив, и вне еврейского мира существует огромный полный загадок мир, о котором Киплинг на склоне лет сказал: "Боже! Я обозрел всю землю Твою и не увидел нa ней ничего обыденного: все, что я увидел - чудо".

Я могу понять тех харейдим, которые категорически возражают против того, чтобы в стенах йешив изучались светские предметы, хотя и не согласен с этим подходом (сам я три года проучился в сионистский йешиве Бейт-Мораша, где наряду с изучением традиционных источников читались академические курсы). Однако мне совершенно непонятно, как можно игнорировать обучение светских предметов вне йешив.

Изумлению не прикажеь, оно возникает по любому поводу, не считаясь с условиями образования. Бог Израиля является Создателем мира, и соответственно законы природы – это тоже Его законы (дина олама – дина). При всем том, что очень важно узнавать Божественную волю из Его книги, нельзя забывать, что именно Его «перу» принадлежит также и так называемая «книга природы». Все подмеченное в ней человеком важно и интересно.

«Каждая культура — пишет Ахутин, - бывшая и нынешняя — были и существуют всерьез, а не в качестве ступенек, этапов, каких-то недо-разумений, недо-бытий. Каждая культура — полноценный и общезначимый урок человеческого самообучения, само-образования. Они поучительны целиком, как равноценные, равноосновательные, равномощные образы мышления и бытия. Так же бесконечно значим и поучителен и каждый ученик, который обретает навык быть на собственный страх и риск, а не только сочетать подсунутые ему нами цифры, буквы и нормы. И здесь перед нами не ступень, не этап в подготовке к "настоящей" жизни, а вся жизнь, понятая, схваченная как ученичество, час ученичества, который никогда не проходит, навсегда остается настоящим».

Тот кто не способен относиться к чужой культуре с подобающим вниманием, в действительности невнимателен так же и к своей. Испытывать последовательное предубеждение по отношению к «внешним знаниями» в действительности означает дискредитировать «знания внутренние».

И при всем том, что в галутном иудаизме такое отношение нередко встречается, для иудаизма свободного оно совсем нехарактерно. Исходно иудаизм как никакая другая религия ориентирован на весь комплекс человеческих знаний. Как сказано в книге «Кузари» (2:64): «Члены великого Сангедрина обязаны были иметь познания во всех науках, как истинных так и порожденных фантазией или основанных на взаимном согласии людей, так что кроме прочего они знали и магию и языки. Но чтобы в Сангедрине всегда было семьдесят таких ученых, необходимо распространение наук в народе, тогда, если не станет одного из них, его сможет заменить другой, ему подобный.»

Итак, сводящаяся к вечному ученичеству еврейская премудрость дана не как альтернатива премудрости общей, а как дополнение к ней. Еврей должен обладать общими знаниями наравне со всеми людьми, и лишь сверх того быть посвящен Богу.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

 

Печать E-mail

Недельная глава Ваякгель.О святости времени и места.

Наша недельная глава, казалось бы, не балует нас новостями – в ней мы читаем о практическом воплощении в жизнь проекта под названием "Скиния Свидетельства", о котором говорят несколько предыдущих глав. Все те же подробности: Ковчег,  Менора, столбы, завесы, и т.п. Но это лишь на первый взгляд. Очень многому можно научиться, сравнивая теорию (подробное приказание Вс-вышнего изготовить Скинию и ее детали) и практику (осуществление этого приказания в "реале").

Но отрывок, с которого наша глава начинается, стоит, казалось бы, особняком и не сочетается с общей темой главы:

"И СОЗВАЛ МОШЕ ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ, И СКАЗАЛ ИМ: "ВОТ ЧТО ПОВЕЛЕЛ Б-Г СДЕЛАТЬ: ШЕСТЬ ДНЕЙ МОЖЕТ СОВЕРШАТЬСЯ РАБОТА, А ДЕНЬ СЕДЬМОЙ ДА БУДЕТ СВЯТ ДЛЯ ВАС, ДЕНЬ ПОЛНОГО ПОКОЯ, ПОСВЯЩЕННОГО Б-ГУ; ВСЯКИЙ, КТО СОВЕРШАЕТ В ЭТОТ ДЕНЬ РАБОТУ, БУДЕТ ПРЕДАН СМЕРТИ. НЕ ЗАЖИГАЙТЕ ОГНЯ ВО ВСЕХ ЖИЛИЩАХ ВАШИХ В ДЕНЬ СУББОТНИЙ". (Шмот, 35:1-3)

И лишь следующий отрывок начинает вести речь о возведении Скинии: «И СКАЗАЛ МОШЕ ВСЕМУ ОБЩЕСТВУ СЫНОВ ИЗРАИЛЯ: "ВОТ ЧТО ПОВЕЛЕЛ Б-Г, СКАЗАВ: ВОЗЬМИТЕ У СЕБЯ ПРИНОШЕНИЕ ДЛЯ БОГА, ВСЯКИЙ ЩЕДРЫЙ СЕРДЦЕМ ПУСТЬ ПРИНЕСЕТ ПРИНОШЕНИЕ БОГУ: ЗОЛОТО, И СЕРЕБРО, И МЕДЬ, И ГОЛУБУЮ ШЕРСТЬ, И БАГРЯНИЦУ, И ЧЕРВЛЕНИЦУ, И ЛЕН, И КОЗЬЮ ШЕРСТЬ(далее следует подробное описание всех необходимых деталей). И ВЫШЛО ВСЕ ОБЩЕСТВО СЫНОВ ИЗРАИЛЯ ОТ МОШЕ. И ПРИШЛИ - КАЖДЫЙ, КОГО ПОДВИГЛО СЕРДЦЕ ЕГО, И КАЖДЫЙ, КОГО ПОБУДИЛ ДУХ ЕГО, ПРИНЕС ПРИНОШЕНИЕ БОГУ ДЛЯ УСТРОЙСТВА ШАТРА ОТКРОВЕНИЯ, И ДЛЯ ВСЕГО СЛУЖЕНИЯ В НЕМ, И ДЛЯ СВЯЩЕННЫХ ОДЕЖД».

Наши Мудрецы задают вопрос "Почему это так?", и отвечают: запрет относительно Субботы предваряет повеление построить Скинию, говоря тем самым, что это (строительство) не отодвигает Субботы [Mеxuльтa]. Т.е. не смотря на то, что постройка Скинии являлась на тот момент "национальным приоритетом №1", она ни в коем случае не отменяет заповеди хранить покой Субботнего дня! Поэтому на общенародном собрании, предваряющем начало строительства, Моше Рабейну начал с того, что подчеркнул святость Шабата. Но что стоит за этой концепцией?

Чтобы понять это, необходимо рассмотреть сходные и различные черты Шабата и Скинии. Разница между ними бросается в глаза, более того, на первый взгляд между ними вообще нет ничего общего, кроме того, что и Шабат и Скиния – выполнение заповедей Вс-вышнего. Но если взглянуть глубже, связь просматривается явственно.

В иудаизме наличествуют три шкалы святости (под понятием святости мы пониманием приближенность того или иного периода, объекта или субъекта к Причине причин, т.е. к Творцу) – святость места, святость времени и святость объекта. Скиния являлась, по сути, переносной горой Синай, поскольку в ней продолжилось синайское Откровение, ведь Тора дописывалась до самой смерти Моше. А значит, она воплощала в себе святость места. Как мы знаем, в тот момент, года определялось место новой стоянки народа Израиля в пустыне, и Скиния устанавливалась левитами, после чего только когены – Агарон и его дети – могли входить внутрь ее, что является признаком святости места. Шабат же воплощает в себе вершину шкалы святости времени, и поэтому шабатний покой был дарован только народу Израиля. Самым святым на шкале святости объектов является Первосвященник – в его задачу входит представлять перед  Вс-вышним весь народ. Три этих шкалы соединяются своими вершинами – в Йом Кипур (названный Субботой Суббот и воплощающий самое святое время в году) Первосвященник (святость объекта) входил в Святая Святых (помещение в Скинии, а позже – в Храме, где располагался Ковчег со Скрижалями Завета), и тогда происходил великий прорыв – в мир приходило свыше милосердное прощение грехов Израиля и красный шнур (в иудаизме этот цвет является символом греха) становился белым (цвет чистоты и святости).

Выходит, что Шабат и  Скиния связанны между собой теснее, чем кажется на первый взгляд. Теперь сообразительный и знающий читатель может увидеть ответ на вопрос, заданный в начале статьи и сказать: в Шабат нельзя было строить Скинию, так как одна шкала святости не может вторгаться на "территорию" другой шкалы. И поскольку святость Шабата возникла еще при сотворении мира, она более первична, чем святость места, которое было освящено позже. Но на это можно возразить: а как же быть с тем фактом, что после вступление в строй Скинии, там в Шабат происходило множество действий, которые Закон считает запрещенными работами – там приносились жертвы (работа "убой"), сжигались на жертвеннике их части (работа "варка"), поддерживался огонь (работа "разжигание огня"), и еще много иных работ? Разве в этом случае не нарушается принцип "взаимного невмешательства" шкал святости? Дело в том, что Б-жественное Присутствие как бы отделяло территорию Храма от всего остального мира, и поэтому все, что касалось храмовой службы, не являлось нарушением Шабата, так как служило для поддержания и усиления святости в мире. Храм был словно канал, по которому в наш мир из высших сфер спускалось благословение. Той же цели служит и Шабат – согласно тому, что учат наши Мудрецы, пропитание грядущей недели зависит от трех обязательных субботних трапез.

Но если это так, остается открытым и даже становится более острым вопрос, который мы задали в начале! Ведь и строительство Скинии тоже имело целью увеличить святость! Так почему нельзя было делать это в Шабат? Ответ на это прост: сам процесс подготовки все еще не считается храмовой службой. Пока Скиния не действует, пока Шхина (Б-жественное Присутствие) ее не накрыло, все остается на уровне обычного мира, суета которого обязана отступать перед святостью шабатнего покоя. То же самое, кстати, касается и подготовки к самому Шабату – с момента его наступления уже нельзя нарушить ни одну из 39-ти запрещенных работ, даже если это сильно улучшит выполнение заповеди субботнего покоя или субботнего отдыха. Например, если мы забыли погасить в спальне свет, после захода Шабата это уже нельзя сделать (если нет разрешенного Законом способа), даже если будет труднее заснуть.

Напоследок хочется еще раз подчеркнуть связь Храма и Шабата. Агада говорит, что если бы евреи всего мира смогли бы досконально соблюсти подряд два Шабата, то немедленно пришел бы Машиах, т.е. был бы отстроен Иерусалимский Храм. Да свершиться это вскорости, в наши дни!

Печать E-mail

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!