Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Пинхас
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Пкудей: Изучая пророков

 

 

ЙЕХЕЗКЕЛЬ

Йехезкель, в чьих пророчествах исход из Египта переплетается с событиями, происходившими в его время, и будущим возрождением народа, не сообщил почти никаких сведений о самом себе.

 

В Йерушалаиме

По отрывочным записям можно понять, что он родился за десять лет до гибели праведного царя Йошияу (454 г. до н.э), происходил из семьи коенов и жил в Йерушалаиме. С ранних лет он учился приносить жертвы и воскурения, зажигать менору, укладывать двенадцать хлебов и в двадцать лет приступил к служению. Живя среди учителей Торы, пользовавшихся большим уважением в народе, и коэнов, приверженных служению в Храме, он мечтал удостоиться Божественного откровения. И Небеса ответили на его просьбу – открыли ему духовные миры. Но не приказали, как другим пророкам, обратиться к народу с поучениями и наставлениями. Однако он понимал, что Всевышний может в любой момент послать его к воротам города со словами, обличающими тех, кто поклонялся идолам, искривлял суд и притеснял ближних.

Йехезкель женился и думал, что всю жизнь проведет в Йерушалаиме, служа в Храме и обучая людей. Но его жизнь, преисполненная святости, постижения тайн Торы, общения с мудрыми и праведными людьми, изменилась в одно мгновение: царь Йеояким взбунтовался против Нэвухаднэцара, был забран в Бавель и убит. А через три месяца и его сын Йехония был уведен в изгнание (433 до н.э). Вместе с ним из Йерушалаима были уведены в чужую страну семь тысяч человек (Всего было угнано около двадцати тысяч). Среди них был и Йехезкель.

 

Бавель

После изнурительного пути – сначала на север до реки Прат, а затем вдоль нее на юго-восток – Йехезкель вместе с другими изгнанниками оказался в Бавеле. Город, считавшийся одним из чудес света, по внешней красоте не уступал Йерушалаиму, но все в нем вызывало отвращение: он был наполнен изображениями с лицами людей, телами быков и крыльями птиц, а на его высоких башнях приносили жертвы идолам. Разве его можно было сравнить со святым городом, в котором стоял Храм, стены домов были озарены не только солнечным, но и духовным светом, и по утрам, во время утреннего жертвоприношения, на улицах слышалась песнь левитов?

Йехезкель поселился недалеко от города Тель Авив, построенного изгнанниками на берегу реки Прат, и жил в окружении учеников, которые, так же, как и он, не оставили стремления к святости. Он бы так и держался вдали от людей, политики, интриг и тяжб, если бы на пятом году пребывания в Бавеле Всевышний не сделал его Своим посланником.

 

Всевышний в изгнании

Первое видение, полученное в Бавеле было дано, чтобы убедить сыновей Йеуды, оказавшихся на чужбине, что Всевышний не отринул их от Себя и не оставил их в изгнании. Он - повсюду и направляет ход событий, чтобы подвести свой народ к освобождению, духовному и физическому. Йехезкелю был показан престол, установленный над небосводом, под ним – четыре ангела с ликами животных, а еще ниже – ангелы-колеса, сообщающие силу движения звездам и через них дающие благословение народам.

Пророку открылось, что, стремясь к совершенству, сыновья Израиля ведут за собой все народы и поднимают их на новую духовную ступень. Тогда меняется и вид четырех ангелов, находящихся под престолом: они обретают человеческий облик (Зогар, Шмот, Бо, 42б). Но когда те, кто призван быть душой мироздания, умножают грехи, у ангелов вновь появляются лики животных, и силу обретает один из народов. И он, основываясь на своих неверных идеях и ложных идеалах, определяет направление развития всего человечества, а сыновья Израиля оказываются у него в подчинении. Но по истечении срока, отведенного чужой власти, они обретают свободу и получают еще одну возможность раскрыть Божественное присутствие в мире. И история выходит на новый виток развития.

Это видение получило среди мудрецов Торы особое название: «Колесница».

 

Посланник Всевышнего

Божественный дух не перенес его в Тель Авив и

ему было велено объявить изгнанникам, надеявшимся на скорое возвращение на родину, что они надолго останутся на чужбине, так как восстание против Бавеля закончится поражением.

В отличие от своих предшественников, Йехезкель пользовался яркими образами, символами и знаками, иногда завораживающими, иногда пугающими, так как оставалась, хотя и очень слабая, надежда, что предупреждение Всевышнего возымеет действие и раскаяние сыновей Израиля отменит постановление Небес.

Поскольку его сердце разрывалось от страданий, которые предстоит перенести народу при захвате халдеями Йерушалаима и разрушения Йеуды, которые были показаны ему как пророку, Всевышний дал ему почувствовать, что в будущем все обернется к лучшему. Для этого Йезкелю в пророческом видение был показан свиток и было сказано, что он должен его съесть. Исполнив повеление, он смог если не осознать, то почувствовать, что наказания произведут не только разрушительное действие, но и приведут к исправлению. Почувствовав сладость во рту, он понял, что о несчастьях, которые пошлют Небеса, можно сказать словами Шимшона: «…из горького выйдет сладкое».

Он не был единственным пророком, предупреждавшим о приближающейся трагедии, которую можно предотвратить, лишь направив все силы на исправление недостатков, распространившихся в народе. В то же время в Йерушалаиме пророчествовал Ирмеяу. И, поскольку он также говорил об изгнании и разрушении Йерушалаима и призывал покориться Бавелю, многие думали, что Йехезкель – его ученик.

Но жители Йерушалаима не прислушались ни к словам Ирмеягу, ни к словам Йехезкеля и продолжали готовиться к войне с халдеями, а изгнанники не оставили надежды на то, что Бавель потерпит поражение.

И все же, предсказания и знаки Йехезкеля тревожили и глав изгнанников, и правителей в Йеуде. Но они не столько хотели услышать совет, сколько найти подтверждение своей уверенности в том, что Всевышний не разорвет союза и не допустит изгнания. Однако те, кто видел в Йехезкеле не только пророка, но и мудреца Торы и наставника, начали готовиться к тому, что тысячи пленных будут пригнаны в Бавель после разрушения Храма. И чтобы народ мог выстоять в изгнании, они создали школы для обучения детей Торе, общинные центры, советы мудрецов и суды.

Незадолго до разрушения Йерушалаима Йехезкеля постигло новое несчастье: умерла его жена. а через несколько месяцев после этого в Бавель пригнали пленных из Йеуды. И изгнанники, уже обосновавшиеся на берегу реки Прат, вышли им навстречу.

 

После падения Йерушалаима (422 до н.э)

Но национальная трагедия изменила отношение к пророкам, предсказывавшим поражение восстания и те беды, которые оно повлечет за собой. Ирмеягу начали называть «отец», а пророчество Йехезкеля признали истинным. И он благодаря поддержке Небес смог взять на себя роль «дозорного»: руководителя всего народа, обязанного найти верный путь, который приведет к возвращению на родину. И теперь он говорил о том, что земля Израиля будет находиться в запустении все то время, пока народ пребывает в изгнании, и зацветет, когда приблизится время избавления. Ему так же было показано возвращение к жизни воинов, убитых халдеями, но не для того, чтобы убедить в предстоящем далеком будущем воскрешении из мертвых, а для того, чтобы сказать ему, что так восстанет из праха народ Израиля и возродится на своей земле.

Если раньше Йехезкель в видении был перенесен в Йерушалаим, чтобы стать свидетелем страшных преступлений, которые совершаются в городе, то через несколько лет после падения столицы ему был показан Дом Бога, который будет вновь воздвигнут на горе Мория. В видении он прошел по Его дворам, вошел в святое помещение и в святая святых и запомнил размеры всех построек и предметов. Йехезкель умер через пятнадцать лет после разрушения Йеуды и был похоронен недалеко от Тель Авива, на берегу реки Прат.

 

Дальнейшая история

Через шестьдесят шесть лет после его смерти Бавель пал, а еще через два года персидский царь Кореш разрешил переселиться за Ярдэн и восстановить разоренную страну. Однако лишь небольшая часть изгнанников вернулась на родину во главе с Зерубавелем. И через восемьдесят девять лет после смерти Йехезкеля Храм был восстановлен (хотя из-за нехватки средств и рабочих рук его и не удалось построить в соответствии с планом пророка). После этого чуда Эзра га-софэр призвал всех сыновей Израиля вернуться из тех стран, где они нашли убежище. Но большинство, как и раньше, предпочло не трогаться с насиженных мест.

Эзра принес с собой свитки, которые передал ему Барух, сын Нури: книги Шмуэля и Мелахим, отредактированные Ирмеягу, и записи учеников Йехезкеля. И они были упорядочены советом ста двадцати мудрецов, возглавивших народ в эпоху становления царства после возвращения из Бавеля ((Бава батра, 15а).

 

Канонизация текстов

 

В I в. до н. э., когда Йеуда попала под власть Рима, возникла необходимость окончательно определить, какие тексты являются записью пророчеств, а какие – нет, так как многие уже не могли отличить свитки, обладающие святостью, от исторических хроник и записи высказываний учителей Торы. А активная деятельность многочисленных сект поставила вопрос о необходимости составления списка, в котором – чтобы предотвратить любые дополнения или изменения – будет указано количество стихов в каждой пророческой книге.

На протяжении нескольких лет мудрецы занимались проверкой и анализом всех находившихся в их распоряжении текстов. Так, например, они сомневались, что в Шир га-ширим, в Коэлет и в Мишлей нашли отражение мысли, возникшие в тот момент, когда на Шломо пребывал Божественный дух, но после долгих размышлений пришли к выводу, что руку их автора направляла воля Всевышнего. А книги Бен Сира признали результатом труда мудрого человека, но не откровением свыше.

Мудрецы Торы видели свою задачу не только в том, чтобы отделить «святое» от «будничного», но и в том, чтобы сделать общедоступными только те пророческие книги, которые будут понятны всем сыновьям Израиля. Поэтому они решили скрыть (поместить в хранилище для поврежденных или вышедших из употребления свитков) книгу Йехезкеля. Причиной был целый ряд стихов, которые (по их мнению) не соответствовали установленному закону. Но один из мудрецов попросил предоставить ему возможность составить комментарий, который все объяснит. И об этом говорится: «Если бы не Хананья, сын Хизкии, мудрецы скрыли бы книгу Йехезкеля. Что же сделал Хананья, сын Хизкии? Поднялся он на верхний этаж, и принесли ему триста кабим (сто пятьдесят литров) оливкового масла (для лампад и для еды), и (не выходил оттуда) пока не прокомментировал все неясные места» (Шабат, 13б). Он объяснил, что противоречия, которые заметили мудрецы в книге Йехезкеля, относятся к будущему времени, когда Храм будет построен по плану, данному пророку свыше и порядок служения в нем изменится. И в его заслугу для всех поколений сыновей Израиля были сохранены слова пророка, который помог изгнанникам не упасть духом и не раствориться среди халдеев.

Рав Зеев Мешков

 

Печать E-mail

Недельная глава Пкудей: ИСТИННЫЙ КУЛЬТ

 

Трудные вопросы

 

В последней главе книги «Шмот» - «Пекудей» описывается первое Храмовое богослужение: «И было, в первый месяц второго года, в первый день месяца, поставлена была скиния… И поставил золотой жертвенник в скинии собрания пред завесою. И воскурил на нем благовонное курение, как повелел Господь Моше. И повесил завесу при входе в скинию. И жертвенник всесожжения поставил у входа в скинию шатра соборного, и принес на нем всесожжение и дар хлебный, как повелел Господь Моше» (Шмот 40:17-29).

Это событие описывается также в главе «Шмини» книги «Ваикра», чтение которой начинается на следующей неделе, и которая посвящена преимущественно жертвоприношениям. Впрочем, тема жертвоприношений является сквозной для всего Св. Писания. Фактически уже первая драма Священной истории была связана с этой проблемой: «И был Эвель пастырь овец, а Каин был земледелец. И было, спустя несколько времени, принес Каин от плодов земли дар Господу. И Эвель также принес из первородных овец своих и из тучных. И Господь обратил внимание на Эвеля и на дар его, А на Каина и на дар его не обратил внимания; и очень досадно стало Каину, и поникло лицо его… И сказал Каин Эвелю, брату своему... И когда они были в поле, восстал Каин на Эвеля, брата своего, и убил его». (Берешит 4:2-8)

Это убийство в действительности лучше всего другого объясняет странное на первый взгляд предпочтение Всевышнего: пролитие крови овец и тельцов предупреждает насилие против людей, и тот, кто чересчур превозносит животных, кончает тем, что убивает человека.

В статье «Хазон цимхонут вэ шалом» рав Кук поясняет, что в древние времена люди не всегда ясно видели разницу между собой и животными, что зачастую они обожествляли животных и приносили им в жертвы людей. Поэтому еврейский культ уделяет такое значение закланию жертвенных животных: в этом культе устанавливалась правильная дистанция между животным, человеком и Богом.

Но разве ситуация не изменилась? Разве человеческие жертвоприношения повсеместно не изжиты? Имеется ли в храмовом служении еще какая-то надобность, кроме предупреждения ритуальных убийств?

Уже много веков прошло с тех пор, как люди прекратили приносить кровавые жертвы (добровольно или вынужденно). И в современном Западном мире стало трудно понять, зачем эти жертвы могли понадобиться Богу?

Ладно бы еще языческие культы, строящиеся на манипуляции энергиями, но что может дать Богу перерезывание козлиных глоток? Зачем это Ему могло понадобиться? Вопрос тем более легитимный, что им неоднократно задается и само священное Писание: «Так сказал Господь: небо – престол Мой, а земля – подножие ног Моих. Что это за дом, который вы (можете) построить Мне, и где место покоя Моего? И все это рука Моя сотворила, и стало все это – слово Господа! И на этого смотреть буду: на смиренного, и сокрушенного духом, и дрожащего над словом Моим. Закалывающий быка (подобен) убивающему человека, приносящий в жертву овцу (подобен) отрубающему голову собаке» (Иешайя 65:1-4).

В любом случае не секрет, что идея возобновления Храмовых жертвоприношений не пользуется у современных людей особой популярностью. Может быть вообще нет смысла в их возвращении?

 

Философия культа

 

Ответ на этот вопрос может быть дан двумя способами: применительно к позиции легитимности мясоедства и применительно к позиции его полного морального неприятия.

Начнем с первой категории. Для тех, кто употребляют мясную пищу, все выпады в адрес кровавого культа заведомо лицемерны и малодушны. Если массовый, конвеерный забой скота в специально удаленных от обывательских глаз застенках бурно приветствуется (приветствуется уже одним хорошим аппетитом, вызванным видом сочного антрекота), то почему публичное заклание животного во имя Всевышнего должно с отвращением отвергаться как что-то аморальное? Почему тот, кто считает себя вправе наслаждаться ароматом шашлыков, отказывается верить, что чад всесожжений может быть «благоуханием приятным Господу»? Почему животное может служить гастрономическим капризам человека, но никак не Божественному плану мироустройства?

В действительности же, пока продолжается мясоедение, жертвенный культ является его единственной смысловой подоплекой, единственным его оправданием. Исходно скот забивается именно в Храме, и только в качестве приложения к нему Тора разрешает нежертвенный забой скота: «Только на том месте, которое изберет Господь в одном из колен твоих, там возноси всесожжения твои, и там делай все, что я заповедую тебе. Но сколько угодно душе твоей можешь резать и есть мясо по благословению Господа, Бога твоего, которое Он дал тебе во всех вратах твоих; нечистый и чистый могут есть сие, как газель и как оленя» (Дварим 12.14–16).

Гораздо легче понять в этом плане людей, для которых обжаренные трупы животных на обеденном столе выглядят так же отвратительно, как кровавые внутренности, валяющиеся на полу в мясницкой. Это естественное и здоровое чувство, заслуживающее уважения.

Однако хотя религия и применяется к человеческим эмоциям, она не идет у них на поводу. Воля Создателя должна приниматься человеком безо всяких условий. Если Бог мог потребовать от Авраама, чтобы тот заклал собственного сына, пусть и в качестве не доведенного до конца испытания, то Он вполне серьезно может требовать от него также и заклания ягнят.

Сегодня наше религиозное чувство в первую очередь связывается с молитвой и чтением Слова, а не с забоем жертвенного животного. Тем не менее первичным в религии навсегда остается именно это действие, в чем отдают себе отчет даже и некоторые христиане. Так русский православный философ Павел Флоренский, пытаясь наполнить смыслом христианские таинства, вынужденно обращается к культу как таковому и в этом отношении особо выделяет как раз культ Иерусалимского Храма.

«Храм Иерусалимский… Считаю нужным хотя двумя–тремя штрихами очертить этот культ: в известном смысле всякий культ истинен. Но этот, иерусалимский, в особенности и несомненной бесспорности есть истинный культ Истинного Бога. Мы не можем не считаться с ним, если хотим приблизиться к пониманию культа вообще, — ибо он бесспорно истинен, но, кроме того, он столь же бесспорно величествен. Его огромность, великолепие, богатство, так сказать, интенсивность — во всех его проявлениях, вообще своего рода единственность в мировой истории, а что еще важнее, его известность и обследованность в подробностях мельчайших и тончайших, знание всех его казусов, как ритуально–технических, так и внутренне–литургических, делают этот культ непременным и неустранимым предметом при исследовании культа вообще…. При освящении Соломонова храма было заклано 22000 быков и 120000 овец. Порою священники ходили по щиколотку в крови—весь огромный двор был залит кровью. Вообразите, запах крови, тука, фимиама—слышно было в Хевроне—дыма—трубные звуки—от 21 до 48 во время жертвы всесожжения - пение бесчисленных хоров, конечно, блеяния, крики и стоны животных, вопреки стараниям их привести к молчанию. Со слабыми нервами сюда нечего было идти. Недаром существовал под угрозою смерти запрет иноплеменникам делать хотя бы шаг далее известного места. В день суккот—кущей—приносилось 70 быков: 13 в первый день, а там все менее на один,—ведь надо же их сжечь!... Повторяю, трудно было вынести ИСТИНУ высшей реальности, открывающуюся в культе. Прикосновение к ковчегу убивало, осквернение культа каралось смертью. В поток Кедронский спускалась жертвенная кровь,—и осадком крови удобрялась вся Палестина: столько было крови! Кровь, кровь, кровь — кровь, «в которой душа»,—текла потоками».

Тот, кто согласен есть животных – пусть посмотрит в лицо действительности, пусть не закрывает глаза на духовный корень своего биологического существования, и пусть увидит заклание животных как действие в первую очередь страшное, хотя и легитимное. Продолжать питаться мясом, но при этом отказывать жертвенному культу в каком либо смысле – означает рубить сук, на котором сидишь.

Жертвенный культ - это первозданный иррациональный естественный язык, основательно подзабытый человечеством, в особенности человечеством современным - знакомым с животными только в виде расфасованной пищи. Но это не значит, что этот язык не заслуживает того же возрождения, который пережил язык пророков.

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Пкудей: Вторжение духовности в материальный мир

Когда было завершено сооружение переносного Храма (Мишкана) и окончены работы по изготовлению всех предметов, предназначенных для служения в нем, Моше обратился к народу и сказал, что хочет объяснить всем, какое количество драгоценных материалов, принесенных евреями в дар, было использовано для изготовления тех или иных элементов конструкции, сосудов Храма и одежд священников: «Вот пересчет того, что было в Храме, Шатре свидетельства, то, что было пересчитано Моше...» (Шмот, 38:21).
Значение слова «пакад» (в данном случае – «пересчитал») гораздо шире, чем это можно отразить в переводе, ориентируясь на простой смысл. Этот глагол используется в пророческом предсказании о рождении сына у Авраама и Сары. В Египте мудрецы из поколения в поколение передавали слова Йосефа, сына Яакова, сказанные им перед смертью: «Пакод ифкод Элоким этхем...» («Когда вспомнит и прикажет о вас Всесильный, [то поднимете мои кости отсюда]...»). Со словами «пакод пакад А-Шем» («Б-г вспомнил о вас...» [и начал действовать во имя вашего спасения]) пришел Моше к старейшинам сынов Израиля, порабощенных в Египте, и те сразу же приняли его. С этим же словом должно быть связано последнее освобождение еврейского народа - окончательный исход из среды народов мира. Оно должно быть паролем Машиаха, так же как оно было паролем Моше.
Что же это за удивительное слово? Какая сила заключена в нем?
Слово пакад состоит из тех же букв, что и слово «дофек» ("пульс"). Биение сердца гонит кровь по всему телу, сообщая ему жизненные силы, являясь началом всех движений, как духовных, так и материальных. Духовные миры от приказа Всевышнего приходят в движение, как вода от удара, и эти волны духовности готовы ворваться в материальный мир, приобретая определенные формы. Но если в духовных мирах все происходит мгновенно, то в материальных мирах для того, чтобы события развернулись, требуется время. Но сами события, после того как Всевышний «вспомнил и приказал», неизбежны, неотвратимы и неминуемы. Пакад - удар в духовном мире, подобный биению сердца. Все, что говорил и делал Моше - вечно. Сила его духовности, отразившаяся в словах и буквах Торы, помогает нам и сегодня постигать ее тайны. Так же сила Моше выразилась и в построении Мишкана, и в построении Храма на горе Мория, и в будущем должна помочь построить Третий Храм во времена Машиаха. Сила духовности Моше сделала весь мир способным воспринимать духовное влияние. Это произошло в тот момент, когда он пакад – «перечислил» все элементы переносного Храма, представлявшего собой модель мироздания.

Печать E-mail

Недельная глава Пкудей. Еще раз о Храме

История света

"И сказал Всевышний: "Да будет свет". И был свет. И увидел Всевышний, что он хорош, и разделил Всевышний между светом и тьмой, и назвал Всевышний свет днем, а темноту назвал ночью. И был вечер, и было утро: день один".

Увидел Всевышний, что свет хорош, и спрятал его, и приберег на будущее для праведников, чтобы не пользовались им злодеи (Мидраш Раба).
Первые семь дней творения горел первозданный свет, и даже, когда в шестой день Адам согрешил, он не погас сразу. Всевышний дождался конца субботы и скрыл его, дав взамен свет, источником которого является огонь. А первозданный свет горел, исходя непосредственно от Источника духовного.

***

Через пятьдесят дней по выходе из Египта Всевышний привел евреев к подножию горы Синай и дал им Тору.

С дарованием Торы начал распространятся первозданный свет в окружающем мире.
Но, не дождавшись возвращения Моше с горы Синай, где он пробыл сорок дней, и подумав, что он погиб, евреи сделали золотого тельца. Первозданный свет вновь оставил мир. Он вернулся и засиял в переносном Храме, возведенном после того, как грех был прощен.

Но этот свет не вернулся в мир и не наполнил еврейские дома. Менора - семисвечник Храма, когда горели его лампады в помещение святилища, входил первозданный свет.

После завоевания Земли вместо переносного Храма был сооружен Дворец на горе Мория. Он простоял 420 лет и был разрушен халдеями. Евреи были угнаны в Вавилон. Через семьдесят лет 42 тысячи переселенцев перебрались на западный берег Иордана и восстановили Храм. "Через некоторое время после восстановления Храма (352 г. до н.э. в соответствии с еврейской традицией) он стал терять свою величественность, так как разгневался Всевышний на свой народ, ибо не поднялись они стеной и не вернулись из изгнания, когда было желание Свыше вернуть пленных Циона. И когда надоело Всевышнему ждать, прекратилось пророчество" (Рабейну Хананэль Йома 9а).

И поскольку не приложил народ усилий, чтобы переселиться в Святую Землю, то и Божественное Присутствие не вернулось в полной мере (Раши Йома 9а).

Но в заслугу Шимона Праведника Храм по-прежнему оставался той точкой мироздания, которая соединяет еврейский народ с Б-гом. Однако сразу после его смерти нить этой связи стала тоньше и продолжала ослабевать каждый день.

Значительная часть народа попала под влияние эллинизма. Менора в Храме перестала гореть долго и погасала быстро, после того, как ее зажигали.

Но нашелся человек, который не только вернул первозданный свет в Храм, но и позволил его отблеску проявиться в еврейских домах.

В 142 г. до н.э. (по еврейской традиции) в небольшом городке Модиин первосвященник Матитьягу Хашмонаи, в ответ на требование сирийцев (которые тогда господствовали в стране) принести жертву идолу, бросился безоружный на солдат. К нему присоединились пятеро его сыновей. Вспыхнуло восстание, завершившееся очищением Храма, в котором зажгли менору, горевшую восемь дней. Первозданный свет начал возвращаться в Храм. Но не только в Храм… Самоотверженность делает чудеса и восемь дней Хануки, когда мы празднуем победу Хашмонаев, первозданный свет вновь наполняет наши дома.

"Свечи эти святы, и нет у нас права пользоваться ими, а только можем смотреть на них". Таким статусом не обладают даже субботние свечи. Ханукальные свечи дают мудрость и тем, кто смотрит на них и их детям. За пламенем свечи скрывается духовность, не связанная с материальным источником. Первозданный свет.

Печать E-mail

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!