Слова Торы, которые слаще, чем мед...

Иерусалимский Талмуд, трактат «Йома», гл.4, страница 41:

- Учил Бар-Капара: иерусалимские изготовители благовонных воскурений для храмовой службы говорили: «Если бы в состав этих благовоний добавили бы чуть-чуть меда – никто бы не мог устоять перед этим запахом».
Из книги «Седер рав Амрам Гаон»:

- И учил Бар-Капара, что, если бы в благовония добавили толику меда – никто не мог бы устоять перед этим запахом, но Тора сказала: «Ибо всякой закваски и всякого меда не воскуряйте из них воскурения для Вс-вышнего!»
Спрашивается – что, собственно, нового сообщает нам Бар-Капара? Мы и так знаем из текста Торы, что запрещено добавлять мед в храмовые благовония! 
«Сефер а-Хинух» («Книга Воспитания», дающая описание всех 613 заповедей Торы) объясняет причину этого запрета так (заповедь 117):

- И относительно запрета меда в Храме: из этого следует, что мы должны приводить это в пример нашим детям, воспитывать их с самого раннего возраста не стремиться за сладкими, вкусными кушаньями, как это делают ненасытные чревоугодники, объяснять, что пища человека должна быть прежде всего полезной и служить для поддержания сил в служении Творцу. На это должен обращать внимание каждый мудрый человек, а не на то, чтобы услаждать себя изысканными яствами. И если бы все люди осознали это – они бы просто утратили за ненадобностью ощущение вкуса. И недостойно, вкушая пищу думать о наслаждении – только лишь о поддержании сил. И известно, что великие мудрецы и праведники не ощущали вкуса пищи вообще.

В этих словах «Сефер а-Хинух» мы видим очень крайний подход в воспитании детей, согласно которому мы должны с детства приучать детей к аскетизму, чтобы у них никогда не возникало даже желания почувствовать сладость и красоту этого мира, внушать им, что само понятие удовольствия есть вещь порочная и запретная.

Мы видим здесь явную противоположность современному взгляду, вполне нашедшему свое место, в том числе и в религиозной воспитательной системе. Сегодня родители и учителя стараются, чтобы ребенок, наоборот, почувствовал сладость и красоту, заключенную в изучении Торы и исполнении заповедей Вс-вышнего. Существует старинный хасидский обычай: когда маленький мальчик (3 года) начинает учить буквы, ему пишут весь еврейский алфавит медом, чтобы он слизывал буквы – чтобы показать ему сладость слов Торы, о которых царь Давид сказал в Псалмах, что они слаще меда. И сегодня, когда еврейские дети впервые приходят в хейдер (религиозную школу), им раздают конфеты. Похоже, что мнение «Сефер а-Хинух» этому прямо противоречит. 

Как-то раз я пригласил одного из крупных российских предпринимателей-евреев на субботнюю трапезу вместе с послом государства Израиль. Олигарх, не имевший ни малейшего представления о еврейской традиции, впервые присутствовал за настоящим субботним столом, слышал Киддуш, благословение детей, субботние песни. После незаметно пролетевших долгих часов трапезы, спросил его израильский посол: «Я знаю, что вы первый раз присутствовали на настоящем Шаббате. Скажите, что произвело на вас самое большое впечатление?» Миллионер подумал немного, и ответил: «Жареная курица, так великолепно приготовленная хозяйкой!».

И теперь, каждый раз, когда я встречаю посла – ныне уже бывшего – мы с улыбкой вспоминаем с ним эту историю. 

А теперь – представьте себе еврейского ребенка, которого родители первый раз взяли в Иерусалим, в Храм, в один из Праздников Восхождения – Песах, Шавуот или Суккот. Наверное много страниц нужно, чтобы описать всю массу ярких впечатлений, которые получил маленький ребенок, увидев многолюдный Иерусалим, множество людей, стекающихся туда со всех концов Земли Израиля, великолепие Храма, коэнов, совершающих службу, левитов, сопровождающих ее своим сладкозвучным пением, Первосвященника в роскошных одеждах, и все, что можно было видеть в те времена.

Что бы мы хотели – чтобы этот ребенок вернулся домой с воспоминаниями о вкусном «шашлыке» из жертвенного мяса, или же, чтобы его впечатления носили более духовный, возвышенный характер, чтобы он пожелал вернуться туда еще и еще раз?

Сегодня мы видим – когда многочисленные евреи из стран Диаспоры приезжают в Иерусалим, и вообще в Израиль – коробит то, что очень часто, описывая свои впечатления от Святой Земли, они не упоминают ничего, кроме ресторанов, пляжей и прочих мест отдыха, будто забыв, ГДЕ они были… 
И все же, на мой взгляд, приведенное выше описание запрета из «Сефер а-Хинух» не противоречит идее, что, воспитывая ребенка в духе Торы, его, конечно же, нужно поощрять, сделать для него изучение Торы приятным и «сладким», чтобы он воспринимал его как радость, а не как бремя. Сначала он будет учить Тору за некоторую награду, потом, повзрослев – начнет учить ее во Имя Вс-вышнего. Но именно в том, что касается Праздников Восхождения во времена Храма, мы должны стараться, чтобы ребенок, по мере своего понимания, все же делал основной акцент на духовной стороне этого переживания – в большей степени, чем на наслаждении от вкусной еды и эстетической красоты.
И теперь становятся понятными слова Бар-Капары, которые мы упомянули в начале статьи, где он говорит, что если бы в благовония добавили толику меда, то никто не смог бы устоять перед этим запахом. И это действительно так. Но Тора не хотела, чтобы посещение иерусалимского Храма превратилась бы в «парижскую парфюмерную ярмарку», чтобы каждый, идущий в Иерусалим, говорил бы другому: «Пойдем в Иерусалим, чтобы вкусить этот райский, ни с чем не сравнимый запах!»

И еще один смысл можно найти в словах Бар-Капары, если рассмотреть их в несколько другом контексте. 

Главы еврейских общин очень часто приходят к раввинам со словами: «Уважаемый раввин! Мы могли бы сделать так, чтобы наша синагога была полной, но для этого вы должны разрешить… ну, например, микрофон в Шаббат, чтобы можно было лучше слышать кантора! Или – чтобы автобус собирал пожилых людей на субботнюю молитву. Таким образом, мы сможем сделать синагогу весьма популярной среди евреев!»

Достаточно взглянуть на всевозможные «центры изучения Каббалы», «очистившие» Каббалу от малейшей примеси иудаизма и превратившие ее в альтернативную иудаизму «религию», когда множество известных людей, больше неевреев, чем евреев, идут и покупают себе красные нити и книги новоявленных каббалистов, – а все это началось с незначительных изменений в еврейской традиции. 

Но… может быть, это как раз и есть то, что нужно было сделать? Может быть, Тора как раз именно этого ждет от раввинов – быть чуть более гибкими?
На это отвечает Бар-Капара: «…Но Тора сказала: «Ибо всякой закваски и всякого меда не воскуряйте из них воскурения для Вс-вышнего!»

Наша задача – хранить Тору, не приносить ее в жертву, добиваясь популярности. Популярность приходит и уходит – Тора должна остаться для будущих поколений.

Тора говорит нам: «Не из-за многочисленности вашей возжелал вас Вс-вышний; ибо вы – меньшинство среди всех народов». Все движения и течения, которые ставили достижение популярности выше слова Торы, в конце-концов, или возвращались в лоно иудаизма – или память о них исчезала из еврейского народа. Не все популярное – хорошо, и не все хорошее – популярно. Это – одно из основных правил в жизни, в воспитании молодого поколения, в руководстве еврейской общиной. Популизм, погоня за «духом времени» и попытка облечь его в обертки иудаизма может, наверное, в какой-то момент привлечь определенное количество евреев к общинной жизни, но в дальнейшем – способно привести лишь к разрушению, а не к созиданию. 

Автор: рав Пинхас Гольдшмидт

Печать