Недельная глава Ваикра: Духовное действие или бессмысленная жестокость

При освящении переносного Храма в пустыне Присутствие Всевышнего раскрылось через опустившийся с небес огонь; на горе Кармель жертва, принесенная пророком Элиягу, загорелась от огня, упавшего с небес (несмотря на воду, в изобилии вылитую на жертвенник). Все эти знаки служили указанием на то, что принесенные жертвы были приняты Небесами.
Как стол не может стоять на двух ножках, так еврей не в состоянии жить без жертвы: «На трех основах стоит мир: на Торе, на служении (принесении жертв в Храме) и на проявлении милосердия» (Мишна, трактат Авот). После разрушения Храма мудрецы установили ежедневную молитву, которая в значительной степени заменяет собой жертвоприношение и поддерживает существование еврея не в меньшей степени, чем пища и вода. Если люди теряют духовный уровень, в обществе процветают несправедливость и извращение суда, а служение Всевышнему воспринимается как набор формальных действий, исполняемых по привычке, то Творец обращается к народу и говорит: «Слушайте слово Б-га, властители Сдома (несправедливые правители, извращающие закон), внемли Торе Всесильного вашего, народ Аморы (не проявляющий милосердия по отношению к ближнему). К чему Мне множество жертв ваших? - говорит Б-г. - Кто просит вас топтать дворы Мои? Не приносите больше пустого дара: воскурение - мерзость для Меня...» (Йешаягу). В будущем разрушенный Храм поднимется вновь, и возобновление жертвоприношений явится результатом и завершением процесса исправления общества.
В наше время жертвоприношение представляется давно отошедшим в прошлое жестоким обычаем. И в то же время подавляющее большинство из нас употребляет мясо животных в пищу и не считает это кощунственным или неэтичным действием. В чем причина такого неодинакового отношения к убою животных – резко отрицательного, когда речь заходит о принесении жертв, и спокойного, когда речь идет об убое скота для употребления в пищу?
Во-первых, сегодня подавляющее большинство людей никогда не зарезали животных сами и даже не присутствовали при том, как это делают другие. На стол попадает обработанное, чистое, в приятной упаковке мясо. И человек легко забывает, что перед ним на столе кусок еще недавно живого существа, которое испытывало страх и боль. А жертвоприношение предполагает зарезание и выплескивание крови на жертвенник на глазах у хозяина животного, которое он предназначил в жертву и привел в Храм. Одна мысль о том, что на твоих глазах будет пролита кровь живого существа, пугает и отталкивает современного человека. Значит, когда мы употребляем в пищу мясо и в то же время отвергаем жертвоприношения из-за того, что они связаны со страданием животных, в определенной степени проявляется наша неискренность и нежелание знать неприятные стороны жизни, которые все равно существуют.
Во-вторых, люди рассматривают жертвоприношение как бессмысленное уничтожение животного. Но мы верим в то, что, принося жертву, человек становится лучше, возвышеннее и чище в духовном плане. Если уж мы отбираем жизнь животного для того, чтобы удовлетворить свой аппетит, то разве нельзя отобрать ее для духовных целей: исправления человека и возвышения его?
Отметим интересный факт: на горе Гризим, находящейся в центральной части Израиля, проживает небольшая группа людей, которые называют себя шомроним («самаритяне»). Самаритяне в древности были довольно большой народностью, которая усвоила обычаи еврейского народа, однако так и не присоединилась к нему. Они построили на горе Гризим Храм, подобный иерусалимскому, и приносили в нем жертвы. Их немногочисленные последователи, люди большей частью интеллигентные, приносят на горе Гризим жертвы и сегодня. В Йом Кипур в поселении самаритян собирается множество туристов, чтобы посмотреть, как приносятся жертвы.
Как видно, отношение к жертвоприношениям может быть самым разным и даже вызывать любопытство, а не резкий протест.
Что же касается смысла жертвоприношений, то его постичь очень трудно. В древние времена он был тайной, хранимой коэнами, которые знали, как через Храм, который соединяет духовный и материальный миры, энергия опускается в материальный мир, и как при помощи той или иной работы, производимой в Храме, можно усилить эти потоки.
В Торе принесение жертвы называется «приятным запахом для Всевышнего». Но разве можно сказать, что Творцу приятен запах сжигаемого на открытом огне жертвенника мяса?
Имеется в виду, что не запах мяса, а настроение и намерения человека, приносящего жертву, приятны Творцу. В данном случае понятие «запах» и «дух» на иврите выражаются одним словом – рэах.
Жертва, сжигаемая полностью, символизирует полное посвящение жизни человека Б-гу. В тот момент, когда животное зарезают и выплескивают его кровь на жертвенник, а затем сжигают на костре, человек призван подумать о том, что его собственная жизнь также безраздельно принадлежит Б-гу. Никто не хочет отбирать жизнь у человека. Высшее желание заключается в том, чтобы он осознал, что всякая жизнь - в руках Творца. «Свеча Б-га - вот что есть душа человека, и она - в руках Его» - говорил царь Шломо. И когда на глазах человека зарезают животное и сжигают его, душа содрогается и ощущает зависимость от своего Создателя. Жертва за грех символизирует отказ от всего дурного, что есть в человеке, - от животного начала. У воскурений из трав, которые приносили на золотом жертвеннике во внутреннем помещении Храма, – более сложный смысл. Наши мудрецы говорят, что душа Адама до греха была связана со всем существующим в мире. Но согрешив, он утратил связь со многими частями мироздания, и мир перестал быть цельным. В состав воскурений входили одиннадцать элементов: те самые, которые первыми отделились от человека и стали независимыми от него. Принесение их в жертву призвано вернуть цельность всему мирозданию.

Печать