Недельная глава Ахарей Мот. Вечный спор.

Вечный спор: исполнение заповедей преследует определенную цель, или их смысл невозможно постичь и следует придерживаться повелений Торы только потому, что так приказал Всевышний.

 

Два мнения

 

«Возлюби ближнего своего, как самого себя, – это самое общее правило в Торе». Так сказал раби Акива. Но Бен Азай, его преданный ученик, на этот раз не согласился с ним. «Вот книга родословной Адама» – это еще более общее правило Торы, – сказал он. – У этого стиха есть продолжение: «В день, когда сотворил Всесильный Адама, по подобию Всесильного сделал его» (Сифра, Кдошим).

 

Любовь и как исходная точка, и как цель

 

Раби Акива, принимавший самое деятельное участие в подготовке восстания Бар Кохбы, исходил из того, что Второй Храм был разрушен из-за взаимной ненависти, и стремился искоренить ее из среды народа. Не изжив ее, нельзя было даже надеяться на то, что сыновьям Израиля удастся построить на святой земле новое общество, даже если они освободятся от власти римлян. Строить царство, когда народ разделен на отдельные враждующие между собой группы, каждая из которых стремится к власти и на пути к ее достижению не выбирает средств, – это все равно, что возводить замок на песке (Гитин, 55б). Чтобы исправить застаревший грех, раби Акива объявил, что целью исполнения заповедей должна стать любовь к ближнему. Так, налагая тфилин, человек должен стремиться выполнить заповеданное действие, не только возвыситься духовно и приблизиться к Всевышнему, но прежде всего – обрести силы, позволяющие видеть не недостатки, а достоинства и, красоту души своего ближнего. Для исполнения заповеди четырех видов растений раби Акива рекомендовал выбирать большой этрог. Ведь этот плод символизирует сердце, а оно должно быть большим – таким, чтобы в него можно было вместить любовь ко всем сыновьям Израиля (Сукка, 36б). А, поднимая эти четыре вида растений, человек, по его мнению, должен представлять себе, что это не он сжимает в руках пальмовую ветвь, мирт, иву и этрог, а Всевышний держит в Своих руках и приближает к Своему сердцу весь народ. И это несмотря на то, что среди сыновей Израиля есть и мудрецы, и праведники, и те, кто стремится исполнять заповеди, и те, кто далек от Торы и не придерживается ее повелений. Он считал, что главной целью устранения от запрещенной пищи и других запретов Торы должно быть очищение души с целью отбросить все наносное и выявить общую составляющую для всех сыновей Израиля.

Раби Акива стремился к тому, чтобы изучение Торы было направлено на сплочение народа. И, воспитывая своих учеников (а их у него было двадцать четыре тысячи), он надеялся, что они смогут стать примером для других: показать народу Израиля, как люди должны строить отношения между собой на основе любви и уважения.

 

Сохранить Образ и Подобие

 

Бен Азай, говоря о том, что исправление общества, о котором мечтает раби Акива, невозможно. Поэтому все, что может сделать достойный человек, – это сохранить Образ и Подобие, исполняя заповеди и не оскверняя свою душу преступлениями. Следует жениться, рожать детей и воспитывать их так, чтобы они сохранили в труднейших условиях римского владычества человеческое достоинство. И так на протяжении поколений, пока Всевышний не освободит сыновей Израиля от чужой власти. «Тот, кто не приводит в мир детей, подобен тому, кто проливает кровь», – говорил Бен Азай. Но сам настолько был погружен в изучение Торы, что так и не женился (хотя это и вызывало нарекания мудрецов). Однажды, стремясь достичь уровня, близкого к пророческому, Бен Азай вошел в высокие духовные сферы. Его душа оказалась в первозданном саду и не захотела возвращаться в мир. И о нем сказано: «Бен Азай заглянул в духовный мир и умер» (Хагига, 14б, Раши, там же).

Бен Азай на протяжении всей жизни спорил с раби Акивой. Он считал, что главная задача человека – исполнять заповеди, потому что их дал Всевышний, а не потому, что они помогают раскрыть сердце и полюбить всех сыновей Израиля. «Мир был сотворен, чтобы приказать человеку исполнять заповеди», – говорил Бен Азай (Брахот,6б). Он утверждал, что невозможно разделить заповеди на главные и второстепенные и поэтому неправомерно ставить любовь во главу угла. «Беги исполнять заповедь, имеющую (в твоих глазах) небольшое значение так же, как и заповедь, которая важна (в твоих глазах), и устраняйся от преступлений, ибо исполнение заповеди приводит к исполнению другой заповеди, а преступление приводит к еще одному преступлению». Он так же говорил, что не следует задумываться над тем, что дает исполнение заповедей. Замысел Всевышнего непостижим. И единственной наградой за исполнение заповеди является сама заповедь. Иными словами, исполнение повелений Всевышнего без стремление проникнуть в их смысл – единственная цель жизни человека (Авот, 4:2).

 

Те, кто хранит пододобие Богу и сыновья Бога

 

Раби Акива возражал своему ученику (Авот, 3:14): «Любим человек, ибо он сотворен по Образу, и Всевышний раскрыл ему Свою любовь, сказав: «По образу Всесильного сделал человека» (Берешит, 9:6); «Любим Израиль, ибо все, кто принадлежит к этому народу, названы детьми Всевышнего. И Всевышний раскрыл им Свою любовь, сказав: «Сыновья вы Богу Всесильному вашему» (Дварим, 14:1).

Раби Акива хотел сказать Бен Азаю: «Сохранение Образа и Подобия – это задача, которая стоит перед праведными людьми из народов мира. А сыновья Израиля названы сыновьями Всевышнего, и перед ними стоит более высокая задача. В отношениях между отцом и детьми – самое главное любовь. А она исчезает, если отсутствует любовь между сыновьями. Это его первый вывод. А второй: «Отец и сыновья всегда стремятся соединиться друг с другом. И Всевышний постоянно ждет, чтобы мы восстановили любовь в своей среде и вернулись к Нему: восстановили царство и построили Храм».

 

После поражения восстания

 

Восстание Бар Кохбы закончилось поражением. Но оно принесло сыновьям Израиля моральную победу. Ученики раби Акивы и после поражения не перестали говорить о том, что Всевышний всегда ждет Своих сыновей, зовет их вернуться. Так, раби Йосей рассказывал, что зайдя на развалины Храма, чтобы молиться о его восстановлении, он услышал голос Всевышнего. И хотя он не разобрал слов, ему удалось понять, что голос похож на воркование голубя. А в Песни песней сказано: «Прошла осень, кончился период дождей… и голос голубя послышался в нашей стране» (Шир а-ширим, 2:11,12). Иными словами, Всевышний всегда призывает Свой народ, как голубь зовет голубку (Брахот, 3а).

Только, раскрыв в сердцах сыновей Израиля любовь к Всевышнему и ее проекцию в материальный мир – любовь каждого к своему ближнему, можно было пройти через долгое изгнание и прийти к возрождению своего государства. Впереди у нас построение Храма.

 

Рав Зеэв Мешков

 

 

Печать