Or Zion

ב"ה

, Недельная глава:  Бехукотай
  • kupol skalyХрамовая гора остается главным местом паломничества евреев на протяжении тысячелетий. 

    В 1936 году многие раввины выступали против подъема евреев в Эрец Исраэль. Сегодня многие раввины выступают против подъема евреев на Храмовую Гору. Но как показывает история: в обоих случаях правы были раввины, призывавшие подниматься.

    Мы приглашаем всех желающих подняться на Гору и послушать об удивительной истории этого места.

    Участие в экскурсии бесплатно. После экскурсии будет возможность оставить пожертвования для организаций «Ор Цион» и «Еврейский взгляд».

    Евреям, желающим подняться (во всех смыслах!) следует предварительно окунуться в микву.
    Нельзя восходить в кожаной обуви и брать с собой любые религиозные предметы.

    С собой нужно взять паспорт. Сбор у КПП подъёма на Храмовую Гору в 7.30.

    Все вопросы и запись по телефону: 025715052 и по e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

    Также записаться можно здесь.

  • Shagal sq"Ор Цион" поздравляет всех с торжественным открытием площади имени великого художника Марка Шагала по адресу Иерусалим улица Ха Рав Аган 10 рядом с "Бейт Тихо".

    В церемонии приняли участие мэр Иерусалима Нир Баркат и почетные гости из Израиля и других стран.
    Марк Шагал давно является почетным гражданином Иерусалима. В марте 2014 года инициативная группа Иерусалимского пресс-клуба: Александр Аграновский, Галина Подольская и Роман Гершзон - подали заявку об увековечивании памяти Марка Шагала в его любимом городе. Заявка была удовлетворена еще летом 2016 года, и маленькая площадь у дома Тихо и дома рава Кука, где часто бывал художник, теперь называется "Площадью Марка Шагала".  Инициативная группа выражает свою особую благодарность мэру Ниру Баркату, Яэль Антеби, Марине Концевой и ЗивуТетруку за помощь.

  • gush katif sq120 июня 2017 года в Иерусалиме торжественно открыта "Площадь Гуш Катиф". Инициатором мероприятия выступила вице-мэр Иерусалима Яэль Антеби. Площадь расположена рядом с музеем Гуш Катифа. На церемонии присутствовали мэр города Нир Баркат, скипер Кнессета Юлий Эдельштейн, депутаты мунициплитета Яэль Антеби и Марина Концевая. Еще пришли люди, жившие в снесенных поселениях, у которых не утихла боль по брошенным домам. 12 лет прошло после ухода из Гуш Катифа, райского места, созданного в пустыне трудом его жителей. "Это не должно повториться, нельзя допустить новый Гуш Катиф!" - говорили выступающие.

  • Храмовая гора может стать доступной для всех желающих. В Иерусалиме намерены пересмотреть действующий запрет для посещения святого места политиками. Гость в студии - преподаватель и историк Элиэзер Фридлянд.

     

     

  • parnis2Друг и партнер движения "Ор Цион" гид Арье Парнис написал чудесный путеводитель по Иудейской низменности. С помощью этого путеводителя вы сможете отправиться в путешествие с семьей и друзьями в удивительные места в центре нашей страны. Он откроет перед вами секреты одного из самых интересных и малоизвестный районов Израиля.

    На 45 страницах путеводителя с увлекательным текстом и
    красивыми фотографиями вас ожидают:

    • 6 самых интересных маршрутов экскурсий
      связанных с еврейской культурой;
    • Соединение истории и географии,
      археологии и Танаха, связь прошлого с современностью;
    • Описание пешеходных маршрутов в красивых живописных местах.

    Вместе мы отправимся по следам Шимшона и Давида,
    Иуды Маккавея и еврейских повстанцев против Рима.
    Познакомимся с раскопками древних городов:
    Шаараима и Лахиша, Бейт-Гуврина и Эммауса ...
    На основе последних научных исследований
    мы сможем в новом свете увидеть древние события,
    которые произошли здесь.

    Стоимость путеводителя – 19 шек. (5 дол).
    Эти деньги пойдут на подготовку новых материалов.
    Формат путеводителя - ebook, электронная версия.
    Вы получите его на свой мейл.

    Приобрести путеводитель можно здесь.

Недельная глава Бехукотай: РАЗУМ И ВЕРА

 

 

Начала и концы

 

В недельной главе «Бехуккотай» Всевышний предрекает, что ожидает еврейский народ в том случае, если он будет выполнять заповеди, и в том, если не будет. Среди прочего звучат следующие страшные слова: «А если и после сего не послушаете Меня и пойдете против Меня, То Я пойду в ярости против вас и накажу вас всемеро против грехов ваших. И будете есть плоть сынов ваших, и плоть дочерей ваших будете есть. И разорю высоты ваши, и разрушу солнечные кумирни ваши, и повергну трупы ваши на распавшихся идолов ваших, и возгнушается душа Моя вами. И сделаю города ваши пустынею, и опустошу святилища ваши, и обонять не стану благоухания (жертв) ваших. И опустошу Я землю вашу, и изумятся ей враги ваши, поселившиеся на ней. А вас рассею между народами и обнажу вслед вам меч, и будет земля ваша пуста, и города ваши будут руинами» (26:27-33)

Помимо экстремальности страданий в этом предостережении поражает также и их – этих страданий - несообразность: человек наказывается «всемеро против грехов своих», и это при том, что сама же Тора в качестве нормативной предлагает формулу «око за око». Столь значительная диспропорция между грехом и воздаянием за него невольно предупреждает любые вопросы, связанные с так называемой теодицеей – «богооправданием».

Этот теологический жанр сложился в христианском мире в XVII—XVIII веках, как реакция на атеизм, который в значительной мере питался бьющим в глаза несоответствием между идеей благого Творца и реальным положением дел в поднебесной. Особую известность в этом отношении приобрел трактата Лейбница «Опыт теодицеи о благости Бога, свободе человека и происхождении зла» (1710).

Ученый пришел к заключению, что «мы живем в лучшем из возможных миров», что Бог выбирает наиболее благоприятное развитие событий. Бурную полемику по этому вопросу вызвало знаменитое Лиссабонское землетрясение (1755), в ходе которого погибло около 100 тысяч человек, причем монастыри пострадали гораздо серьезнее домов терпимости.

Изыскания в этой области худо-бедно продолжались, между тем ужасы, сопровождавшие Вторую мировую войну, крайне заострили, чтобы не сказать «обнулили», все вековые вопросы. Так католический богослов Иоганн Мец пишет: «Теодицея остаётся провокацией. Этот вопрос о взаимосвязи людских страданий и Бога пронизывает всю историю христианства, иудаизма, всю историю монотеистических религий. Действительно, как можно говорить о Боге, зная о безмерных страданиях человечества, страшным апогеем которых стал Освенцим?»

Апогеем безмерных страданий человечества Холокост делают несколько факторов. Прежде всего, разумеется, поражает размах и рационализация геноцида. До той поры любой самый жестокий погром в основе своей оставался стихийным, а потому сохранял лазейку для избавления. Гитлеровский план «окончательного решения» был неумолим как закон всемирного тяготения.

Но главным образом в Холокосте поражает полное отсутствие какой-либо соразмерности между «преступлением» и «наказанием», соразмерности, которая на протяжении веков усматривалась в любом другом бедствии, сколь бы великим оно ни казалось. В самом деле, сознание коллективной ответственности, в результате которой праведники страдают наравне с грешниками, а также вера в то, что грешники расплачиваются за свои грехи в грядущем мире, а праведники – в этом, на протяжении всей истории, так или иначе, примиряли евреев с их Богом. «Что жалуется человек живущий? Пусть каждый жалуется на собственные грехи» - заключает пророк Иеримиягу после разрушения первого Храма (Эйха 3.39).

Еврейский мир, на протяжении веков привыкший жить в режиме непрекращающихся гонений и мало интересовавшийся теодицеями христиан, в эпоху нацизма как будто бы стал терять самообладание.

Так переживший нацистские лагеря Эмиль Факенхайм пишет: «После событий, связанных со словом "Освенцим", все пошатнулось, ничто не осталось неизменным. Жить так, словно Освенцима никогда не было, или избегать этой темы было бы кощунством. Но как обратиться к Освенциму и сохранить при этом верность к его жертвам? Ничего подобного не случалось ни в еврейской истории, ни за ее пределами. Как только еврейский теолог обращается к Освенциму, он сознает, что может оказаться перед трагическим выбором: сохранить еврейскую веру прошлых веков, пронесенную через все испытания, или остаться верным жертвам нынешнего века. Но на краю этой бездны должно задержаться в великом молчании и терпении".

Наше воображение упорно отказывается ставить газовые камеры в соответствие с каким бы то ни было грехом уничтоженных в них людей. Так еврейский мыслитель французского происхождения Андре Неер пишет: «Мы должны укрепиться на позиции Иова и заявлять: «Я невиновен. Как защитник народа Израиля заявляю, что народ Израиля был и остается поныне невиновным. Это сокрытие Лица».

Между тем именно это «несоответствие» как раз и провозглашает Тора, когда говорит о воздаянии «всемеро против грехов ваших». В самом деле, сказав «всемеро», Всевышний обозначил принцип заведомой несообразности Своей «благости» запредельной эскалации трагических событий. Выражение «накажу вас всемеро против грехов ваших», по существу означает: не надейтесь уловить в Моей ярости какую-либо «систему», не пытайтесь проникнуть в тайну «коэффициентов» Моего воздаяния, не тешьте себя чаянием заглянуть за завесу.

Даже находя то там, то здесь какие-то «концы», какие-то следы «справедливости» и «целесообразности», мы по большому счету обречены на непонимание происходящего. По большому счету «нам не дано постичь ни благоденствия нечестивых, ни страданий праведников» (Перкей Авот» 4:19).

Люди испытывают острую потребность оправдывать Бога перед лицом мирового зла, но как мы видим, сам Бог, предрекая великие катастрофы, как будто бы не считает, что Ему нужно перед кем-то оправдываться. «Теоретическое» богооправдание неизменно сталкивается с принципиальными трудностями, неизбежно вязнет в множестве неизвестных.

 

Теория и практика

 

Тем не менее «практическая» теодицея – то есть сохранение доверия к Творцу в любых наличных условиях - является принципиально достижимой задачей, в решении которой общие соображения могут служить только вспомогательным подспорьем.

Сознавая, что в вопросе «Богооправдания» никто не в состоянии выработать стройной «системы», мы в то же время чувствуем, что призваны проявить непосредственное доверие Творцу. Мы не можем понять, каким образом Всевышний допустил Холокост, однако мы не можем не понимать, что отрицая на этом основании Его существование, мы в той или иной степени соглашаемся с нацистами. Так Факенхайм пишет: «Еврею запрещено дарить Гитлеру посмертную победу. Нам повелевается выжить как евреям потому, что память о жертвах Освенцима не должна погибнуть. Нам запрещается отчаиваться в человеке и его мире и уходить в любого рода цинизм или отрешенность, чтобы не сотрудничать в строительстве мира, создавшего Освенцим. Наконец, нам запрещается отчаиваться в Боге Израиля, чтобы иудаизм не погиб».

Теодицея, таким образом, это не столько стройная теория, сколько повседневная отчаянная борьба, продолжающаяся вопреки всякой неопределенности и неустроенности. Предельно четко выразил это положение Лев Шестов в книге "Власть Ключей": "Из того, что человек погибает, или даже из того, что гибнут государства, народы, даже высокие идеалы, никак не "следует", что есть всеблагое, всемогущее, всеведущее Существо, к которому можно обратиться с мольбой и надеждой. Но если бы и следовало, то в вере не было бы никакой надобности; можно было бы ограничиться одной наукой, в ведение которой входят все "следует" и "следовательно".

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

Печать E-mail

Недельная глава Бехукотай. В РАМКАХ ПРАВОВОГО ПОЛЯ

 

Призрачное существование

 

В недельной главе «Бехукотай» говорится о том, что ждет Израиль, если он будет верен завету с Богом, и что – если его нарушит. При этом среди ожидающих еврейский народ бедствий называются такие, которые отражают внутренний психический статус изгнанников. Состояние пугливой потерянности и неадекватности предрекается Торой, как состояние, присущее евреям на чужбине: «Я вселю в сердце их робость в странах врагов их, и погонит их шелест колеблющегося листа, и побегут, как в бегстве от меча, и падут, хотя никто не преследует. И споткнутся друг о друга, как от меча, хотя не преследует никто; и не будет у вас силы противостоять врагам вашим. И погибнете среди народов, и пожрет вас земля врагов ваших. А оставшиеся из вас исчахнут за вину свою в землях врагов ваших» (26:14-34).

Существование еврея в странах рассеяния, даже когда его не преследуют - томительно и призрачно. Он не на месте, он дезориентирован, а его упрямая отчаянная религиозность – лишь духовное упражнение, направленное на то, чтобы не забыть «уставы и законы, которые вам надлежит бережно исполнять в земле, которую дал Господь, Бог отцов твоих, тебе для владения ею» (Двар 12:1). Исполнение этих законов вне Земли носит условный характер.

На протяжении веков еврейский народ сохранялся благодаря надежде на возвращение, его трезвое и здоровое начало обеспечивалось верой в слова пророков: «Вот, Я соберу их изо всех стран, куда Я забросил их во гневе Моем и в ярости Моей и в великом негодовании; и возвращу Я их на это место, и дам им жить в безопасности. И будут они Мне народом, и буду Я им Богом» (Иерем 32:37).

Однако все то время, пока народ оставался в изгнании, по большому счету он оставался народом - призраком. Аморай рабби Симлай, поднявшийся в Эрец Исраэль из Вавилона, выразил это в следующих словах, вложенных в уста Всевышнего: "Когда вы в стране Кнаан, Я Бог вам. Когда же вы не в стране Кнаан, Я как бы не Бог вам… Когда они на ней (на этой земле), они словно укоренились предо Мною поистине. Когда же они не на ней, их как бы нет предо Мною".

На протяжении веков еврейский народ воспринимал рассеяние как величайшую свою беду и учил из Талмуда, что проживание в Эрец Исраэль равносильно выполнению всей Торы, что в эту землю следует возвращаться при первой возможности. И тем не менее даже сегодня, после возрождения государства Израиль, сотни тысяч евреев предпочитают учить Тору за тысячи километров от Святой Земли, а множество израильских харейдим даже угрожают к ним присоединиться, если их посмеют призвать в ряды ЦАХАЛа!

Это умопомрачение - один из явных признаков той фантомности галутного существования, о которой говорится в нашей главе, а равно и один из общепризнанных источников наших дальнейших национальных бедствий.

Так в трактате Йома (9 б) Реш Лакиш поносил мудрецов Вавилона за то, что те ни во времена Эзры, ни позже не вернулись в Эрец Исраэль. По его мнению, именно это явилось причиной следующего изгнания. В книге рабби Иегуды Галеви «Кузари» звучат те же обвинения: «Сказал Кузари: Если так, то ты проявляешь недостаточную любовь к собственному учению, ты не сделал эту страну предметом своего стремления, местом дома и жизни своей… Сказал рабби: Мне стыдно, хазарский царь! Это – грех, из-за которого Бог до сих пор не исполнил обещанного по отношению ко Второму Храму: «Пой и веселись, дочь Сиона» (Зхарья, 2:14). Божественное действие вернуло бы нам все, как было прежде, если бы весь народ решил добровольно возвратиться. Однако возвратились немногие; большинство, в том числе и великие, остались в Вавилоне, в изгнании и в рабстве, боясь расстаться со своими домами и со своими делами» (2:24).

 

Право на возвращение

 

Итак, евреи, безусловно, виновны и в том, что лишились своей родины и в том, что не торопятся в нее возвращаться. Однако это вовсе не значит, что остальные народы должны евреям в этом потакать, что гои должны поддерживать призрачное существование иудеев, разрешая им учить Тору в странах рассеяния, но не позволяя им при этом селиться в Иудее и Самарии.

Евреи имеют безусловное право жить на этих землях. Обычно в защиту этого права приводится тот аргумент, что захватив «Западный берег», Израиль овладел оккупированной (Иорданией) территорией, а не территорией суверенного (палестинского) государства, о создании которого никто до 1967 года и не помышлял. Тем самым Израиль получил право эту территорию контролировать. Реже вспоминают, что никто не отменил решение Лиги Наций, позволяющей евреям свободно селиться на территории Палестины, некогда принадлежавшей Оттоманской империи.

Все это верно. Между тем важно подчеркнуть, что даже если бы Лига Наций в свое время не провозгласила этого права, еврейский народ все равно бы его имел, все равно бы должен был его отстаивать. Обычно в этой связи говорят о «мандате Торы», который пытаются поставить выше международного права и с этим правом столкнуть. Но это совершенно излишне. Это вопросы, которые можно решить, не покидая правового поля.

Евреи именно вправе жить в Иудее и Самарии. То есть вправе не на основании «мандата Торы», который тем самым должны признать все (в то время как до этого дело еще не дошло), а на основании исключительно одной еврейской веры в этот мандат.

Как приверженцы «Общества плоской земли», основываясь на некоторых словах Св.Писания, имеют полное право верить в то, что земля представляет собой диск и издавать свой информационный бюллетень, так же евреи (на основании своего понимания слов Торы) имеют полное право селиться в Шхеме и в Хевроне.

Еще в 1786 году Джефферсон провозгласил принцип религиозной свободы, согласно которому никто не должен ни у кого получать справку, разрешающую ему тем или иным образом верить. Проживание в Эрец Исраэль - это базисное положение иудаизма. Такова специфика этой религии, с которой международное право обязано считаться. Любой еврей имеет неотчуждаемое естественное право селиться в Эрец Исраэль, какое бы политическое и государственное управление не распространялось на тот или иной ее регион. Иными словами, евреи имеют право селиться не только на «территориях», освобожденных ЦАХАЛом в ходе Шестидневной войны, но и на тех территориях Иордании, Сирии, и Ливана, где нога израильского солдата никогда не ступала, но которые определяются Торой как Эрец Исраэль.

Я не говорю о праве евреев (какое бы меньшинство они в этих странах ни составляли) устанавливать еврейскую диктатуру и изгонять прочих граждан, даже если бы еврейская религия этого вдруг потребовала. Такого права у иудеев нет, как его нет у исламского джихада. Но я настаиваю, что оставаясь в рамках правового поля, евреи должны иметь возможность получать гражданство тех стран, которые располагаются на территории Эрец Исраэль и, разумеется, демократически влиять на их дальнейшее развитие.

 

 

В предыдущую статью «Синайское откровение и Золотое сечение» вкралась досадная описка. В конце предложения: «Еврейский год (353-354 дня) во столько раз больше периода времени от Симхат Торы до Шавуота (219-220 дней), во сколько период времени от Симхат Торы до Шавуота больше времени от Шавуота до Симхат Торы (174)» , вместо «174» следует читать «134».

 

Арье Барац (www.abaratz.com)

 

 

 

Печать E-mail

Недельная глава Бэхукотай: Слова, высеченные на камне

Глава, содержащая благословения народу Торы и предупреждения народу, который оставляет Тору, недвусмысленно дает понять, что для нас самым великим благословением является спокойное проживание на Земле Израиля, а самым сильным наказанием - изгнание из нее.
"Если вы в соответствии с высеченным Мною будете поступать и заповеди Мои будете хранить и исполнять, то дам Я дожди ваши во время их, и земля даст ее урожай, и дерево полевое даст плод его... И будете есть хлеб ваш в сытости, и будете уверенно проживать в земле вашей. И дам Я мир в Земле... И буду ходить среди вас, и буду вам Б-гом, а вы будете Мне народом..."
"А если не послушаете Меня и не выполните все эти заповеди, и если с отвращением отвергнете высеченное Мною... И опустошу землю вашу, а вас расселю между народами и обнажу вслед вам меч, и будет земля ваша пуста, и города ваши будут руинами..."
(Ваикра 26:3-33).
Оглядываясь назад, на прошлые столетия и тысячелетия, можно догадаться, почему Всевышний изгнал нас. Первое изгнание было результатом пролития крови, разврата и идолопоклонства. Второе – результатом беспричинной ненависти между людьми (Гитин 59). Но почему Всевышний позволил нам вернуться и жить на Его земле - это выше понимания. Ведь мы не стали в изгнании идеальным народом, да и не могли стать таковым: чужая земля не добавляет духовности, а лишь отбирает ее! Единственная заслуга нашего народа - перенесенные страдания, которые искупают грех. Но ступив на почву Эрец Исраэль, нужно быть не только чистым от прошлых грехов, стертых муками, но и обладать потенциалом, который поможет не совершать новые ошибки и продвигаться к достижению цели, к построению общества, живущего по Б-жественному закону, главной силой которого является взаимная любовь.
В изгнании неоткуда обрести подобный потенциал. Кроме того, множество бед и влияние чужих культур и образа мышления отбирают способность понять происходящее в свете данных нам пророчеств. И когда начинается возвращение в Цион измученного и пропадающего на чужбине народа, мы оказываемся не в состоянии осознать великое чудо.
Ни в период возвращения из Вавилонского плена, ни в наши дни, когда Б-г собирает нас со всех краев земли, мы не смогли увидеть величия картины всего происходящего. При возвращении из Вавилона Вс-вышний хотел совершить такие же чудеса, какие сопровождали исход из Египта, но мы были не достойны проявления Его величия – и чудо спасения стало чудом скрытым, когда спасение приходит к народу через правителя или министра. Люди Великого Собрания (120 человек, возглавивших в эпоху возвращения восстанавливаемое государство, так как Персия не позволила евреям восстановить монархию.) задавали вопрос: "Где Его мощь и где Его величие?" Трудно было в молитве произносить слова "Великий", "Могучий", видя, что народ не обрел свободы и остался под властью идолопоклонников.
И вдруг ответ возник сам собой, родившись из многократно повторяемого вопроса. "В этом и есть Его мощь, в этом и есть Его величие!" - провозгласили люди Великого Собрания. Что же они имели в виду? Ведь мощь и Величие проявляются, когда Он сокрушает врага и спасает Свой народ! Вот что имели в виду мужи Великого Собрания: когда народ, раздавленный физически и духовно, рождается заново, из ничего, в невероятно трудных условиях – в этом еще сильнее и полнее проявляется Б-жественное величие и мощь.
И стали понятны слова Зхарьи, одного из последних пророков, сказанные немногочисленному народу, вернувшемуся в Цион с первым караваном: ""Не могуществом Моим и не силой, а только духом Моим", - сказал Б-г воинств". Горсточка неграмотных людей, родословная которых вызывала сомнение, многие из которых были женаты на женщинах, чей гиюр впоследствии не был признан, – именно они начали эпоху Второго Храма, отмеченную восстанием Маккавеев, обретением независимости и блистательным раскрытием глубин Торы для огромного числа людей. В этом Его мощь, в этом Его величие!

Исходя из всего сказанного, можно представить себе, насколько велико чудо возвращения в Землю в наше время. И оно происходит не столько во внешнем мире, сколько внутри отдельных людей и внутри всего народа. Из ничего раскрывается Присутствие Всевышнего, и на этот раз оно принимает форму рождения из измученного и обескровленного физически и духовно народа той нации, которая "по высеченному Им" будет ходить. Есть разница между буквами Торы, начертанными на пергаменте свитка, и буквами заповедей, высеченными на скрижалях завета. Высеченное представляет собой единое целое с камнем, в то время как буквы свитка наносятся на пергамент и как бы прикрепляются к нему. Именно гравировка драгоценного камня и тем более нанесение на него надписи придают ему особую красоту и ценность. Так и сердце человека - оно прекрасно, если слова Торы неотделимы от него. Проживание на Земле Израиля возможно только в том случае, если человек воспринимает Тору как резьбу на камне, являющуюся единым целым с природой, с окружающим миром во всей его полноте.
Но как прийти к этому состоянию, если изгнание покалечило нас? Помочь нам может только чудо со стороны Творца, объявившего нам: "Я Б-г, излечивающий тебя". Наша роль только в том, чтобы не противиться этому чуду, не отвергать хорошее (помня о предостережении "и если с отвращением отвергнете высеченное Мной..."). И тогда, так же, как и для изгнанников, вернувшихся из Вавилона, исполнится для нас обещание: "Не могуществом Моим и не силой, а только духом Моим". И поднимется новый народ, излеченный Всевышним, рождение которого подобно чуду творения: "Вот народ, который сотворил Я, – о славе Моей расскажут они", – сказал Всевышний о чуде возвращения сынов Израиля (Йешаягу 43:21). В величии народа, возродившегося после страшного изгнания, – величие Всевышнего.

Печать E-mail

Прошлое, ушедшее в будущее

В этой главе описываются страшные несчастья, которые угрожают сыновьям Израиля, если они отойдут от заповедей Торы. Все подробности бедствий удивительно напоминают то, что претерпел наш народ во время катастрофы. И даже ее последствия не остались без внимания: «А что до оставшихся из вас, то Я вселю в сердца их робость в странах врагов их, и погонит их шелест колеблющегося листа, и побегут, как в бегстве от меча, и падут, хотя никто не преследует. И погибнете среди народов, и пожрет вас земля врагов ваших. А оставшиеся из вас исчахнут за вину вашу в землях врагов ваших, за вину отцов с ними они исчахнут» (Ваикра, 26).

  Но как же так? Разве наш народ не проявил невиданного мужества, борясь за свою независимость? Бойцы подполья, сражавшиеся в рядах «ЭЦеЛь», «ЛеХИ» и «Хаганы», встали против мировой империи – Великобритании - и победили ее, доказав свое моральное превосходство перед лицом всего мира. Разве выжившие в Европе не садились на утлые суденышки и не прорывали английскую блокаду, тайно высаживаясь на берег Земли обетованной? Разве многие и многие не пробирались тайными тропами через границы государств, чтобы только коснуться Святой Земли? Разве наш народ не сделал невозможное в 48-м году, не удостоился чудес в 67-м и 73-м годах (хотя войну Йом Кипур некоторые «поборники демократии» почему-то считают поражением)? Так о какой же робости говорит Тора? Про нас ли это сказано: «…и погонит их шелест колеблющегося листа, и побегут, как в бегстве от меча, и падут, хотя никто не преследует…»?

   Тора – истина, и с ней не поспоришь. Катастрофа оставила в нашем сознании, как, впрочем, и в сознании людей во всем мире неизгладимый след. Страх навечно поселился в наших сердцах. Даже колеблющегося от ветра листа достаточно, чтобы мы содрогнулись, потому что эшелоны, газовые камеры, невозможность нигде укрыться, нечеловеческое унижение и страдание – разве все это можно забыть? Все это вошло в генетическую память, и она подсказывает, что ничего не изменилось: антисемитизм никуда не исчез, Израиль борется за существование, доказывая свое право спасать граждан от уничтожения. И еврей еще и еще раз спрашивает себя: «Что будет?» Сердце же не вечный двигатель, сколько оно может выдержать?! И человек сдается. К нему возвращается страх, он не готов бороться, он уже уступает террористам, панически боится войны, ему кажется, как любой жертве, что он сам виноват и у него, в общем-то, нет прав на существование. Катастрофа против его воли вбила ему в голову, что с евреями можно сделать что угодно: переселить с места на место, выбросить на улицу, убить, в конце концов. Все легитимно. И он пытается переделаться во француза, индуса или еще кого-нибудь….

   Но все это только в том случае, если у него нет веры! А о том, в ком она есть, сказано в этой же главе: «И погонят пятеро из вас сотню, а сотня из вас погонит десять тысяч» (Ваикра 26:8). Нужно только одно – быть уверенным в то, что у тебя есть право на существование, на свою Землю, на свой язык и веру.  

   Чтение этих строк в годичном цикле Торы почти всегда приходится на время, когда говорят о катастрофе - День героизма и катастрофы, День Победы, День Памяти.

   Анализ событий этого трагического периода в истории еврейского народа всегда становится болезненной темой в Израиле. Многие предпочитают вообще не анализировать причины катастрофы. Позиция целого ряда хасидских авторитетов – не рассматривать ее аспекты: они будут ясны только с приходом Машиаха.

   Но мы предпочитаем разбираться со всем, даже с самым ужасным. Ибо и это тоже возложено на нас, а не на сверхъестественную личность. Народ получает наказание, когда перестает исполнять свое предназначение – быть особым народом на своей земле. Одни хотели смешаться с народами мира, другие – остаться среди них учить Тору, третьи – спасать народы мира, став учителями в странах проживания. А Б-г ждал от нас только одного – возвращения: «Вернитесь ко мне – и Я вернусь к вам» (Зхарья, 1). И мы вернулись, может быть, позднее, чем хотелось, но вернулись.

   Шесть миллионов праведников поднялись в небеса и произнесли молитву за всех, кто остался на земле, посыпанной пеплом, за всех, кто не понял, за всех, у кого не хватило духа, за всех, кто боролся, но не хватило сил… И тогда произошло невозможное: открылись врата Святой Земли. Они, жертвы катастрофы, своими страданиями проложили нам путь. А наша заповедь – не предавать эту Землю, потому что, предавая ее, мы предаем их, делая их страдания бессмысленными и тем самым еще более ужасными.

    Главы государств приезжают в Освенцим, произносят там речи, слова скорби... А нас давно уже нет там – мы в Йерушалаиме в том будущем году, когда он уже отстроен. Мы раскаялись и не готовы бежать от дуновения листа, и уже «…одной дорогой выходят против нас, а семью путями – убегают» (Дварим, 28:7).

   В ответственные моменты все наши поколения собираются вместе, как, например, у горы Синай или в момент заключения союза в моавитских степях: «…и не с вами одними заключаю я (Моше) союз сей и клятвенный договор сей. А с теми, которые ныне стоят с нами перед Б-гом, Вс-сильным нашим, и с теми, которых нет здесь с нами ныне» (Дварим, 29:14,15).

   Так и сегодня - в период напряженной борьбы за еврейское государство - все стоят вместе, даже те, «которых нет здесь с нами ныне»: они у ливанской границы, на посту в Рафиахе, у западной стены, перед местом разрушенного Храма… Перед Б-гом нашим.

Печать E-mail

  • 1
  • 2

Пожертвовать Yandex.Деньги

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 41001174821665 (Движение Ор Цион)

Флаги посетителей

Free counters!